Show Less

Du mot au texte- От слова к тексту

Etudes slavo-romanes- Славяно- романские разыскания

Edited By Olga Inkova

Ce volume collectif réunit une selection de textes présentés au 2 e colloque international organisé par le Groupe d’etudes en linguistique textuelle contrastive (langues slaves – langues romanes) les 25-26 octobre 2011 a l’Université de Grenade. Le fil conducteur du volume est la description contrastive – et sous des angles différents – de faits des langues slaves et romanes, ainsi que des moyens dont elles disposent pour assurer la cohérence et la cohésion du texte. La première partie du volume, intitulée « Les categories verbales », s’organise autour de la description contrastive des categories de temps, d’aspect et de modalité. Dans la deuxième partie du volume « Le mot dans le texte », le lecteur trouvera des contributions consacrées aux prépositions, à la phrase complexe et aux marqueurs discursifs, aux usages communicatifs des structures linguistiques confrontés à la norme de la langue.

Prices

Show Summary Details
Restricted access

Deuxième partie Le mot dans le texte

Extract

К вопросу о специфике лексического значения предлога Варвара АМЕЛИЧЕВА В последние десятилетия вопросы предложной семантики, долгое время находившиеся на периферии лингвистических исследований, вызывают значительный интерес и бурные дискуссии. Одним из ключевых вопросов, по которому разделяются точки зрения исследователей, является вопрос о наличии у предлогов собственного лексического значения. В настоящей статье мы произведем краткий обзор существующих концепций и предложим свою концепцию лексического значения предлогов и метод его исследования. 1. Есть ли у предлога собственное лексическое значение, и как оно соотносится со значением грамматическим? Разнообразие суждений по вопросу о существовании лексического значения предлогов объясняется, безусловно, отсутствием общепринятого понимания самих понятий лексического и грамматического значения. Согласно традиционной точке зрения, представленной, в частности, в Лингвистическом энциклопе­ дическом словаре (Ярцева 1990), термин «лексическое значение» используется только для наименования предметов, свойств, действий и т.п., предлог же передает отношения и лишен способности к такого рода номинации. Термин «грамматическое значение» носит обобщ енный характер и непосредственно не соотносится с понятием конкретной семантической структуры языковой единицы. Этой же точки зрения придерживаются Е. А. Реферовская & А. К. Васильева (1982), которые выска­ 112 Варвара Амеличева зываются достаточно категорично: «Мы считаем себя вправе утверждать, что предлоги полностью лишены какого бы то ни было лексического значения. Под лексическим значением, как правило, понимается способность слова называть понятие или предмет реального мира. Предлог такой способностью не обладает». Из французских авторов последовательным сторонником такой точки зрения являлся, в частности, П. Гиро (Guiraud 1974), считавший, что предлог не обладает собственным значением, а лишь играет роль релятора в предложной группе, реализуя таким образом свое грамматическое значение. Противоположная точка зрения состоит в том, что в выражении отношений реализуется не грамматическое, а именно лексическое значение предлога. Вот, например, позиция Русской грамматики (ред. Н. Ю. Ш ведова 1980): «Лексическим значением предлога как отдельно взятого слова является значение того или иного отноше­ ния. Это отношение может быть или максимально абстрактным, широким, или более конкретным и определенным, узким. Однако в любом случае предлог имеет лексическое значение, различна лишь степень его абстрактности. Семантически «пустых» предлогов не существует». И. М. Кобозева (2000) предлагает свои критерии разграничения лексического и грамматического значения (безотносительно предлогов): 1) грамматическое значение обязательно и регулярно; 2) грамматическое значение образует закрытые, а лексическое - открытые классы слов; 3) содержание грамматических (в широком смысле) единиц язы ка сильно ограничено по сравнению с содержанием лексических единиц; 4) природа грамматического значения относительна и приблизительна, а природа лексического значения абсолютна и точна. Исходя из этих критериев, можно сделать вывод о том, что, помимо грамматического, предлоги обладают и лексическим значением: это открытый класс слов достаточно разнообразного содержания, многие из которых обладают совершенно конкретным значением. Существует и промежуточная точка зрения, состоящая в том, что лексическое значение противопоставлено грамматическому значению как индивидуальное значение значению категориальному, т.е. как значение, присущее отдельному слову, значению, общему для всех слов данного класса. Как пиш ет Г. А. Тер-Авакян (1983), К вопросу о лексическом значении предлога 113 «применительно к предлогам под категориальным значением понимается то общее в значении предлогов, что позволяет объединить их как особый класс слов и противопоставить их всем другим классам, а именно их способность выражать те или иные отношения, что бы ни понимать под словом отношение - отношения между предметами и явлениями внеязыковой действительности, отношения между понятиями об этих предметах и явлениях или же отношения между словами. Под лексическим же значением понимается то значение, или, точнее, та совокупность значений, которая свойственна данному предлогу в отличие от всех других предлогов того же языка». В. Г. Гак (2004) выражает ту же мысль несколько иными словами. По его мнению, грамматическое значение предлога (его грамматическая функция) состоит в выражении подчинительной связи. Однако эта связь может реализовывать различные отношения: локальные, временные, причинные, объектные и т.п. Конкретный характер этой связи и составляет лексическое значение предлога. Как замечает В. Г. Гак, в предложениях I l vient à Paris и I l vient de Paris, La boîte est sur la table и La boîte est sous la table характер локальных отношений («прибытие» и «удаление», «сверху» и «снизу») выражен только предлогами. В то же время В. Г. Гак считает, что предлоги обладают собственным значением не во всех случаях употребления, указывая на их асемантическое употребление, или десемантизацию, в ряде случаев (в первую очередь, при инфинитиве глагола, в приложении, в конструкциях, вводящих предикатив к субъекту или объекту: Je commence à travailler; la ville de Paris; qualifier qn de voleur). Следует отметить, что идея наличия у предлога собственного лексического значения не во всех контекстах употребления, а лишь в некоторых, достаточно популярна среди французских исследователей. Так, еще Г. Гужнем (Gougenheim 1959) писал, что предлог «может иметь очень точные функциональные значения, но может и выходить за рамки этих функциональных значений, превращаясь в некий показатель или артикль». Д. Лееман (Leeman 2008) говорит об отсутствии лексического значения у предлога в ситуациях его грамматикализации: «Можно допустить, что вероятная семантическая мотивация утеряна, когда предлог оказывается устойчивым образом связан с некой заданной 114 Варвара Амеличева конструкцией (т.е. без возможности замены); так, именное дополнение обязательно вводится предлогом de (Le lion rugit/ Le rugissement du lion, On arrosa les p lan tes/ L ’arrosage des plantes), как и адъективальное дополнение (Des ruses de Sioux, Un homme d ’honneur, Quelqu ’un de gentil) или так называемый in fin itif de narration (Et tout le monde de s ’esclaffer)... В этом случае предлог de оказывается полностью грамматикализованным, т.е. по существу ‘обреченным’ на определенный тип конструкции, и его выбор a priori трудно объяснить семантическими причинами, по меньшей мере на современном уровне развития научного з н а н и я .» . Той же точки зрения придерживались и авторы авторитетной М етодической грамматики французского язы ка (Riegel, Pellat & Rioul 1994) вплоть до ее последнего, переработанного издания 2009 г., в котором авторская позиция была скорректирована с учетом последних тенденций в языкознании: «Помимо своего фундаментального значения, состоящего в выражении отношений, предлоги несут собственную семантическую нагрузку, комбинирующуюся с семантикой связываемых ими компонентов». Тезис о наличии собственного лексического значения у предлога в любом контексте поддерживают и такие авторитетные исследователи, как П. Кадьо (Cadiot 1997), а также Ж.-Ж. Франкель и Д. Пайар (Franckel & Paillard 2007). М. В. Филипенко (2000), подводя итог масштабному обзору «Проблемы описания предлогов в современных лингвистических теориях», указывает на «семантическую нагруженность, вообще говоря, любого употребления п р е д л о г а . Этот результат демонстрирует несостоятельность взгляда на некоторые употребления предлогов как играющих чисто грамматическую, ‘десемантизированную ’ роль. [...] Показано, что значение предлога полностью самостоятельно, а именно что предлоги задают собственный, не всегда совпадающий с глагольным, семантический шаблон (semantic pattern), тип описываемой в предложении ситуации». Однако необходимо подчеркнуть, что лексическое значение предлога имеет свою специфику: оно может быть реализовано только в контексте, в сочетании с лексическими значениями связываемых предлогом компонентов. Вот что пиш ет об этом Русская грамматика: «Как и у всякой значимой единицы языка, значение предлога заключено в нем самом. Однако для выявления К вопросу о лексическом значении предлога 115 (установления) того или иного значения первообразного предлога всегда требуется контекст, минимальное словесное окружение. Та­ ким окружением служат или соединяемые предлогом члены слово­ сочетания, или та форма конкретного слова, которая образует вме­ сте с предлогом предложно-падежное соединение, - уже в отнош е­ нии самого этого соединения к минимальному контексту в предло­ жении». В связи с этим закономерно возникает вопрос об отнесении предложного значения к области лексической или синтаксической семантики, который будет рассмотрен ниже. 2. Относится ли семантика предлогов к лексической или к синтаксической семантике? О. Н. Селиверстова (1999) указывает, что общим значением предлога как части речи является синтаксическое значение, содержание которого - указание на «актантную роль» денотата того знаменательного слова, которое вводит предлог, тем самым устанавливая отношение денотата данного слова к другому или другим актантам ситуации. По мнению автора, это значение относится к синтаксической семантике и, таким образом, является грамматическим. Однако О. Н. Селиверстова признает за предлогом и лексическое значение, которому соответствуют такие общие понятия, как пространство, время, причина и т.д. По мысли автора, прерогативой лексического значения предлога можно считать их способность вводить дополнительные элементы ситуации, правда, лишь в соединении со знаменательным словом; эта способность свидетельствует о том, что предлоги могут выполнять не только функцию релятора. Наконец, «существует гораздо более тесное переплетение лексического и грамматического в семантике предлога по сравнению со знаменательными словами. Во-первых, варьирование грамматических значений при одном и том же лексическом крайне ограничено, а иногда вообще отсутствует. Во- вторых, в некоторых случаях лексическое значение может быть сильно обеднено. Вероятно, такое обеднение наиболее характерно при значениях, возникающих в результате разного типа 116 Варвара Амеличева преобразований (метафорических, метонимических и др.) исходных семантических понятий. Однако и в этих случаях часто типы преобразований остаются достаточно прозрачными, и их выявление позволяет раскрыть общую структуру многозначности, а также отличие от семантики других предлогов или падежей, выполняющих ту же грамматическую функцию». В целом, точка зрения О. Н. Селиверстовой нам близка, с тем уточнением, что способность предлога конкретизировать актантную роль вводимого компонента, на наш взгляд, относится все же не к синтаксической, а к лексической семантике и, таким образом, указывает на наличие у предлога лексического значения. С. Е. Никитина (1979) противопоставляет лексическое значение предлога синтаксическим функциям предложных конструкций - атрибутивным, адвербиальным, комплетивным, - «в отличие от довольно распространенного смешения лексического значения и синтаксических функций предлогов». С. Е. Н икитина подчеркивает, что такое понимание предложного значения находится целиком в русле традиций русистики, которая со времен А. X. Востокова признавала, что у предлогов имеется собственное, самостоятельное значение. Однако автор уточняет, что у многозначных предлогов не существует значений, не зависящих от контекста: каждое из них реализуется в определенном типе контекста и в этом смысле связано с ним. При этом роль контекста в формировании лексического значения предлога С. Е. Никитина понимает двояко: с одной стороны, контекст является неким индикатором, необходимым для проявления собственного значения предлога; с другой стороны, он может быть создателем такого значения (например, распределительное значение у предлога из в словосочетании семья из шести человек появляется вследствие присутствия в контексте числительного шесть). Интересна концепция предложной семантики, представленная К. Илински (Ilinski 2003), автором, принадлежащим к психомеханической школе: если грамматическому значению предлога соответствует его синтаксическая функция, обусловленная потребностями построения фразы, то лексическому значению соответствует «сигнификативная функция» (fonction significative), в рамках которой предлог может иметь семантическое, структурное и прагматическое значение. При этом под семантически значимыми К вопросу о лексическом значении предлога 117 реализациями предлога автор подразумевает такие, в которых выбор предлога обусловлен потребностью в выражении экстралингвистических отношений (пространственного, временного или понятийного характера). Структурно значимыми являются те реализации, которые традиционно называют «асемантическими», т.е. где предлог не указывает на экстралингвистические отношения, но через свое лексическое значение участвует в организации фразы. Наконец, прагматически значимые реализации - это те, где предлог не является необходимым ни с точки зрения семантики фразы, ни с точки зрения ее грамматической структуры, но его употребление придает фразе некий экспрессивный оттенок (например, в оппозиции Elle revint dès le lendemain so ir/ Elle revint le lendemain soir). Мы, со своей стороны, можем заметить, что для предлогов характерны такие явления лексикологического порядка, как вариантность употребления и ее частный случай - синонимия (например, значение причины может выражаться предлогами de, p a r и pour, значение материала - предлогами en и de и т.д.), антонимия (avant Ф après, devant Ф derrière и т.д.), полисемия (например, предлог de может выражать значения удаления в пространстве, нижней границы того или иного отрезка, агента, причины и многих других). Н а наш взгляд, этот факт является доказательством лексической природы предлогов. Конечно, их нельзя приравнивать в этом отношении к знаменательным словам в силу обязательного двустороннего взаимодействия семантики предлога с контекстом: с одной стороны, интерпретация значения предлога определяется контекстом и не всегда однозначна (например, le train de Paris можно интерпретировать как ‘поезд в П ариж ’ или ‘поезд из П ариж а’), с другой стороны, выбор предлога может влиять на значение связываемых им знаменательных слов (ср. traiter en qch и traiter de qch, bon и bon à qch и др.). Таким образом, говоря о «значении предлога», мы будем иметь в виду именно его лексическое значение, под которым понимается конкретный характер отношений, выражаемых предлогом, в противоположность значению грамматическому или, точнее, синтаксическому, состоящему в выражении связи между компонентами предложной конструкции. При этом точный характер лексического значения предлога можно установить только 118 Варвара Амеличева в конкретном контексте, опираясь на семантику связываемых им знаменательных компонентов. 3. Возможность интерпретации семантики предлога в конкретном контексте С точки зрения возможности интерпретации предложной семантики можно выделить три типа контекстов: однозначно интерпретируемые контексты; контексты, допускающие несколько вариантов интерпретации; принципиально неинтерпретируемые контексты. Большинство контекстов употребления предлогов однозначно интерпретируемы. При этом они могут быть полными, т.е. включать предлог и оба знаменательных компонента (Ваза стояла на столе), или эллиптическими. Например, в приводимой М. А. Кронгаузом (1998) цитате из А. С. Пуш кина «Татьяна в лес; медведь за нею» отсутствие первого знаменательного компонента не затрудняет понимание всей фразы: сочетание предлога в с винительным падежом существительного с локативной семантикой легко позволяет догадаться, что опущен глагол со значением движения. Во французской разговорной речи зачастую опускается существительное после предлогов avec и pour (Prends ce crayon et écris avec; C ’est fa i t pour). Именно в этом типе контекстов в силу их однозначности возможны разные виды языковой игры с участием предлогов, например, зевгма: Я пил чай с барышней, с лимоном и с удовольствием (Береговская 2004). Второй тип является несколько более сложным. Рассмотрим пример Б. Потье (Pottier 1961) se suicider au café. Он допускает три возможности интерпретации: пространственную (покончить с собой в кафе), временную (покончить с собой за кофе) и инструментальную (покончить с собой путем употребления кофе). При этом объяснить эти три возможные интерпретации только полисемией знаменательных компонентов не получается: во- первых, полисемия слова café охватывает только две из них, во- К вопросу о лексическом значении предлога 119 вторых, при замене предлога на dans (se suicider dans un café) интерпретация становится однозначной. Наконец, принципиально неинтерпретируемые, или дискурсивные, в терминологии И. Бартнинг (Bartning 1996), контексты для интерпретации требую т более широкого контекста или каких-либо экстралингвистических знаний. Автор приводит, в частности, такой пример дискурсивного контекста: Debout devant la cheminée était un homme de moyenne taille, à la mine haute et fière, [...]. De temps en temps, l ’homme de la cheminée levait les yeux de dessus...

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.