Show Less
Open access

About Russia, Its Revolutions, Its Development and Its Present

Series:

Michal Reiman

The author analyzes modern Russian history from a new perspective. Due to the ideological heritage of the XIXth and XXth centuries, the social settings of the sociopolitical history of the USSR (1917–1945) have not been fully identified. Detailed examination of ideological and political concepts shows that the revolution of 1917 became not a middle class, proletarian movement, but rather a plebeian one. The misjudgment by the new power enabled growth but caused tremendous losses of human lives and material damages. Socialization of economy and strict centralization led to a new social structure and established terror as an instrument for social reorganization. WWII revealed the necessity of a correction of these developments, but the events of the Cold War circumvented any further considerations.

Show Summary Details
Open access

Резюме

| 179 →

Резюме

Предметом данной работы является превращение России из отстающей европейской державы начала ХХ века в великую державу. Оно явилось следствием глубоких перемен в Европе, вызванных результатами двух мировых войн и изменениями в соотношении сил в мире. В работе пересматриваются построения прежней советской историографии, как и наслоения историографии периода «холодной войны». Революция 1917 г. так представляется следствием неблагоприятного для России хода первой мировой войны, приведшего к разрушению традиционного строя и порядка ее жизни. Она не стала «гражданской», поскольку гражданские слои общества в России не были достаточно сильны, организованы и опытны, чтобы направлять ее развитие. В то же время она не была и революцией «пролетарской» поскольку «пролетариат» оставался относительно небольшой частью населения. Власть оказалась в руках радикальной социалистической партии, опиравшейся на низы крупных городов, солдат и моряков, а также деревенскую бедноту. Для реализации положительных целей этой власти недоставало знаний и опыта, а ее программа, опиравшаяся на марксизм, не соответствовала уровню развития, как и актуальному состоянию страны, тяжело пострадавшей от мировой и гражданской войн. К тому-же Россия, а позднее СССР, оказались на долгие годы изолированными от внешнего мира, центров мирового хозяйства, что вело к их хозяйственной автаркии. Задачи восстановления и ускоренного развития экономики здесь решались за счет сохранения низкого уровня жизни, повышенной эксплоатации труда, а также перекачки средств из сельского хозяйства в промышленность. Это неизбежно вело к повышенной роли насилия в социальной и политической жизни страны и к непрерывно усиливающейся централизации власти.

Такое направление развития обостряло противоречия внутри правящей партии. Они не могли быть устранены, для этого ей не хватало не только эффективных идейных импульсов, но также материальных рессурсов. Внутрипартийные разногласия подавлялись, а с середины 30-х годов все больше становились объектом произвольного, истребительного террора. При обратном взгляде на их содержание приходится отметить, что именно рост роли насилия и массового террора, ставших «инструментами социалистического строительства» и сохранения ← 179 | 180 → «внупартийного единства» привел к превращению советского строя в строй тоталитарный.

«Успехи социалистического строительства» - индустриализация, сопровождавшаяся повсеместной коллективизацией и ликвидацией частного хозяйствав этот период не означали возникновения нового, социально справедливого общественного строя, а ценой совершенно исключительных потерь и жертв, утраты многих миллионов человеческих жизней, привели к увеличению хозяйственного, прежде всего промышленного потенциала страны. В то же время рост ее образовательного и культурного уровня был значительно ослаблен уничтожением значительного слоя старой общественной элиты, как и элиты новой, выросшей в условиях СССР.

В последние годы появилось немало работ, которые приравнивали общественную и политическую систему СССР к системе нацистской Германии. При сравнении обоих систем мы находим в них ряд сходных явлений, что относится к способам и механизмам осуществления власти, роли террора и насилия, отношения к ценности человеческой жизни и ее достоинству. Тем не менее эти элементы сходства не должны заслонять от нас их существенных различий: Германия была экономически и культурно одной из ведущих стран европейского континента, Россия же была страной отстающей в экономическом, социальном и образовательном отношении. Нацистская Германия искала выход из проблем, возникших вследствие ее поражения в первой мировой войне, на путях реванша и территориальной экспансии, а ее идеологией после захвата власти нацистами стал рассизм и идеи мирового господства. В СССР речь в первую очередь шла, хотя и не исключительно, о воссоздании социально-экономической, общественной и госурарственной базы существования страны, призванной заменить полностью разрушенный строй и порядок жизни Российской империи. Одновременно в порядок дня встала и необходимость обеспечить быстрый рост и модернизацию производственной, социальной и культурной жизни страны, что господствовавшей властью тогда ошибочно отождествлялось с «построением социализма». Оба режима, как большевистский так и нацистский, отчетливо понимали свое отличие друг от друга и свою враждебность по отношению друг к другу. В этой связи можно вряд-ли недооценивать, что во второй мировой войне СССР, несмотря на большие потери, причиненные ему Сталиным и его системой власти, был одной из опор коалиции, победившей нацизм, и что это, несмотря на все различия ← 180 | 181 → строя СССР и строя его западных союзников, нельзя никак считать случайностью.

Данное исследование оставляет в стороне развитие СССР и России после второй мировой войны, которое является большой, самостоятельной темой. Тем не менее опыт подъема СССР в межвоенный период, его роль во второй мировой войне, как и ряд его общественно-политических идеалов оказали заметное влияние на развитие ряда стран послевоенного «третьего мира». В то же время в его послевоенном развитии долгое время сохранялись существенные элементы тоталитаризма, которые сегодня уходят в прошлое. Современная Россия существенно отличается от прежнего СССР, но это тема для отдельного, самостоятельного исследования.