Show Less
Restricted access

Wiener Slawistischer Almanach Band 82/2019

Nostalgie. Ein kulturelles und literarisches Sehnsuchtsmodell. Tagung in München April 2017

Series:

Edited By Brigitte Obermayr, Anja Burghardt and Aage A. Hansen-Löve

Der Band enthält 21 Beiträge, die aus der Münchener Tagung zum Thema «Nostalgie. Ein kulturelles Sehnsuchtsmodell» (April 2017) hervorgegangen sind. Allesamt sind sie dem literarischen bzw. kulturellen Phänomen der Nostalgie in den osteuropäischen Literaturen (zumal der russischen, der polnischen und den südslawischen) gewidmet. Es geht um kulturelle Sehnsuchtsorte (vom Dnepr bis nach Odessa, vom alten Ägypten zum mythischen Kitež) bei den Klassikern bis hin zu Vertretern der Moderne und der Gegenwartsliteratur. Ausgangspunkt aller Darstellungen ist die theoretische Vertiefung des Nostalgie-Konzepts in unterschiedlichen kulturellen und literarischen Kontexten. Unter anderen werden folgende Autoren behandelt: Gogol’, Gončarov, Čechov, Bal’mont, Platonov, Ėjchenbaum und Benjamin, Tynjanov, Miłosz, Nabokov und Brodskij, Konopnicka, Ugrešic, Šepitka, Prilepin u.v.a.

Show Summary Details
Restricted access

Петер Алберг Йенсен (Stockholm), Нехватка воспоминания: «Дом с мезонином» А.П. Чехова

НЕХВАТКА ВОСПОМИНАНИЯ: «ДОМ С МЕЗОНИНОМ» А. П. ЧЕХОВА

Extract

Петер Алберг Йенсен

В повести «Степь» (1888) встречается характеристика русского человека, основанная на его отношении кo времени:

Пока ели, шел общий разговор. Из этого разговора Егорушка понял, что у всех его новых знакомых, несмотря на разницу лет и характеров, было одно общее, делавшее их похожими друг на друга: все они были люди с прекрасным прошлым и с очень нехорошим настоящим; о своем прошлом они, все до одного, говорили с восторгом, к настоящему же относились почти с презрением. Русский человек любит вспоминать, но не любит жить; Егорушка еще не знал этого [...].1

Вставленный рассказчиком вывод давно уже стал крылатым выражением, и в цитате мы видим, что автор даже нарушает иллюзию точки зрения Егорушки для того, чтобы включить в текст свою сентенцию. Чехов ставит под вопрос то, что люди думают и говорят о себе, и его последующее творчество 1890-х годов во многом исследует именно иллюзии людей о собственной жизни.2 Многие его рассказы и повести основаны на воспоминаниях героев, а в поздних пьесах ностальгия выходит на авансцену. С первых слов в «Трех сeстрах» – слов Ольги «Отец умер ровно год назад...» – и возражения Ирины «Зачем вспоминать!» – память и тоска объявляются темой пьесы, и «Вишневый сад» противопоставляет жизнь в воспоминаниях жизни в реальности.3 Таким образом, сентенция из «Степи» подтверждается творчеством ее автора. Может быть, его болезнь усилила и ←119 | 120→обострила ощущение хода времени и иллюзорности многих жизненных историй.

Понятие ностальгии применялась к рассказу «Дом с мезонином»,4 и причин этому несколько; рассказ основан на воспоминаниях об эпизоде некоторой давности (начиинается он так: «Это было 6-7 лет тому назад...»), развитие сюжета запускается внезапным воспоминанием, и сам рассказчик настроен ностальгически. Оказывается, однако, что тема воспоминаний и тоски как будто имеет двойное дно; не столько сама ностальгия или тоска по чему-либо конкретному заполняет рассказ, сколько поиски или сотворение ее – поиски потерянной, но необходимой герою привязанности.

«Дом с мезонином» (1896) – одна из классических историй любви Чехова, но на сей раз – несостоявшейся любви. Художник NN – рассказ от 1-го лица имеет подзаголовок «Рассказ художника» – проживает в имении помещика Белокурова, знакомится с соседней семьей Волчаниновых, влюбляется в младшую дочь Женю (которую в семье зовут Мисюсь), и спорит с ee старшей сестрой Лидой о положении крестьян и о том, что делать. Лида активно работает в земстве, тогда как художник называет благотворительность бесполезной и даже вредной. После большого спора с Лидой художник признается Жене в любви, о чем она сообщает сестре и маме. На следующий день Жени уже нет в усадьбе – Лида отправила ее с мамой к тете, подальше от пагубного влияния художника. Краткий эпилог кончается его тоскливой апострофой: «Мисюсь, где ты?»

Определить тему рассказа не так уж просто. Обыкновенно выделяют две сюжетных линии – любовную (или «бытовую») и идеологическую.5 Однако третьей темой, при этом исходной, является творческий и человеческий кризис рассказчика. Ниже я попытаюсь показать, что и любовная и идеологическая линия вытекают из тупикового положения рассказчика:6 исходя из собственных артистических и личных потребностей, художник воспринимает усадьбу и семью Волчаниновых как возможность выйти из кризиса.7

Сам рассказчик подчеркивает, что до знакомства с Волчаниновыми он ничего не делал:

Обреченный судьбой на постоянную праздность я не делал решительно ничего. По целым часам я смотрел в свои окна на небо, на птиц, на аллеи, читал всё, что привозили мне с почты, спал. Иногда я уходил из дому и до позднего вечера бродил где-нибудь. (174)8

Герой – пейзажист, с известным именем, судя по тому, что при знакомстве с ним Лида Волчанинова шутя называет себя с мамой «почитателями его таланта» (175). Но цитата показывает, что тем летом рассказчик бездельничал; из сидения дома у окна не получается пейзажей, на столе он раскладывает пасьянс вместо этюдов, и лишь иногда бродит по окрестностям допоздна, что тоже не занятие. Однако рассказчик не совсем пассивен – он упоминает всколзь, что «читал всё, что привозили мне с почты», он также пишет письма, ибо сетует на то, что Белокуров не отправляет иx на почту. О чем он читает и пишет, и с кем поддерживает контакт, не говорится ни слова, рассказ его вообще лишен любых биографических сведений – ни возраст, ни место жительства, ни семейная обстановка не упоминаются. Но раз у него есть имя, известное в провинции, и за плечами выставки в Москве, то похоже, что первая молодость прошла, о чем и свидетельствуют сожаления по поводу собственной жизни, «которая протекала так быстро и неинтересно» (178). В конце рассказа он уезжает не в Москву, а в Петербург. Вот и все, что рассказчик сообщает о своей жизни до и после изображенного в рассказе эпизода.

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.