Show Less

Disrupted Idylls

Nature, Equality, and the Feminine in Sentimentalist Russian Women’s Writing (Mariia Pospelova, Mariia Bolotnikova, and Anna Naumova) – With translations by Emily Lygo

Series:

Ursula Stohler

The study provides a close analysis of literary works by women in late-18 th - and early-19 th -century Russia, with a focus on Anna Naumova, Mariia Pospelova, and Mariia Bolotnikova. Political, social and feminist theories are applied to examine restrictions imposed on women. Women authors in particular were fettered by a culture of feminisation strongly influenced by the French philosopher Jean-Jacques Rousseau. As Sentimentalism and its aesthetics began to give way to Romantic ideals, some provincial Russian women writers saw an opportunity to claim social equality, and to challenge traditional concepts of authorship and a view of women as mute and passive.
Show Summary Details
Restricted access

Appendix

Extract

Pospelova ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО! ВСЕМИЛОСТИВЕЙШАЯ ГОСУДАРЫНЯ!1 Слава, спутница добродетелей, украшающих человечество, повсюду гремящая о превосходных дарованиях и Ангельских добродетелях души Вашей, дает мне смелость принести Вашему Императорскому Высоче- ству первые плоды трудов моих. Имя Ваше будет украшением оных; и я льшу себе надеждою, что Серафинская душа Ваша удостоит благосклон- наго приятия жертву усердной Россиянки. Сколь восхитательна, сколь сладостна для меня мысль сия, что чувства и мысли мои относительно к религии и добродетельям, помещенныя в небольших разсуждениях, будут открыты пред очами Вашего Император- скаго Высочества! Я надеюсь, что Вы по благосклонности великим душам свойственной, извините недостатки и погрешности, в сочинении моем на- ходящияся, и великодушно простите, что между прочим поместила я не- которыя безделки — рисунки моего воображения в свободные часы мною начертанныя. Your Royal Highness! Most Munificent Sovereign!2 Glory, the traveling companion of virtue, adorning humanity, everywhere ringing forth Your superior gifts and the angelic virtues of Your soul, grants me the courage to present to Your Royal Highness the first fruits of my works. Your name shall be adorned by them; and I flatter myself with the hope that Your Seraphic soul will consider it worthy to kindly accept this sacrifice by a zealous Russian maiden. How enchanting, how sweet for me is the notion that my thoughts and feelings about religion and virtue, included in these small musings, will be revealed to the eyes of Your Royal Highness! I hope that You, with the kindliness of a great soul, will forgive the shortcomings and imperfections that are found in 1 Mariia Pospelova: Luchshie chasy zhizni moei. Tipografiia gubernskago pravleniia: Vladimir 1798, [n.p.]. 2 Amanda Ewington (ed. and transl.): Russian Women Poets of the Eighteenth and Early Nineteenth Centuries. Centre for Reformation an Renaissance Studies at the University of Toronto: Toronto 2014, p. 348. 228 my compositions and will mercifully forgive me for incidentally including several trifles—pictures of my imagination sketched in my free hours. Майское утро3 Прелестной свет зари багряной Восточной край небес покрыл, Разсыпал блеск лучей румяной, От сна Природу возбудил. В одежде утренней прелестной, Явилися ея красы. Какой приятностью любезной Наполнены сии часы! Земля и небеса сияют Пленяющей глаза красой. Все виды прелестьми блистают И дух в восторг приводят мой. Свет — жизнь творения и радость От нас мрак ночи удалил; Прогнав забвение, он сладость В сердцах живущих возбудил. Уже прятной Гимн воспели По рощам птички и полям. Играют пастухи в свирели; Стада гуляют по лугам. Луга, покрытыя цветами, Блестящая роса поит. Ручей, кристальными струями Вияся по песку журчит. Наполнен воздух ароматным, Прелестным запахом цветов, И с шумом ветерок приятным Резвясь летает средь лугов. 3 Pospelova 1798, ‘Maiskoe utro’, pp. 73–74. 229 Из рощей тени удалились. Луч солнечной проник в леса; Его лучами озлатились Зелены, светлы древеса. Как мило все и как приятно, Как чисты, ясны небеса! Ах! сердцу нежному понятно, Сколь утра сладостна краса. Все, все веселием сияет, Все дышит радостью одной. С улыбкой кажется встречает Природа Майский день младой. Красой, величеством разящих, Разлив тьму блесков наконец В сиянии лучей блестящих Явился светлый дня отец. Сколь много сердце восхищает Сиянье красоты его! Сколь много душу возвышает Великость зрелища сего! May Morning4 The lovely light of crimson dawn Covered the sky’s eastern edge, Scattered the rosy brilliance of its rays, And awakened Nature from her sleep. Her beauty is displayed In this charming morning attire. With what...

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.