Show Less
Restricted access

Границы, пороги, лиминальность и субъективность в современной поэзии

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Friedrich

В современной литературе обостряется осознание границ, пограничных пространств, переходов, а также их трансформативности. Наряду с понятиями границы и порога, выступающими в первую очередь в качестве пространственных и временных маркеров, свою функциональность для исследования современной поэзии подтверждает и термин лиминальность, первоначально отсылающий к работам А. ван Геннепа и В. Тёрнера. Демонстрируя плюрализм современных поэтик, а также форм реализации поэтического субъекта, данный сборник открывает широкую перспективу исследования проблемы лиминальности. Среди ее аспектов – лиминальная сущность поэтического субъекта, формируемая в ситуации преодоления различных (пространственных, временных, экзистенциальных и проч.) границ; лиминальная природа самой поэзии, а также медийных и (транс-)жанровых комбинаций, порождающих новых многомерных субъектов; наконец, лиминальность как аспект формирования разнообразных поэтических инстанций (в том числе и субъективности), как феномен смыслового балансирования, одновременного преодоления и утверждения границ

Show Summary Details
Restricted access

Субъект в партиципационной русскоязычной поэзии на Ютубе

Субъект в партиципационной русскоязычной поэзии на Ютубе

Extract

Хенрике Шталь

Abstract

In this essay, forms and tendencies of political Russian-language poetry on YouTube are analyzed with regard to the role of the subject. Poetry in video clips is linked transmedially or intermedially with music, image, film, etc., which increases its effectiveness and attractiveness including even the virality of the clips. Viral political poetry clips can form fields of discourse that enable participation in the political sense of opinion formation and at the same time encourage aesthetic participation with productive contributions to the field. However, such viral clips and their fields are characterized by propaganda and stereotypes and a simple subject position that encourages identification or opposition. In contrast, Roman Osminkin’s critical “metaparticipation project” makes it clear that the subject in social media runs the risk of being politically appropriated precisely through its creative participation. Osminkin’s recipe consists of parody, absurdity, and the development of a complex, multi-layered and dynamic subject structure.

но припев натолкнулся на моральную дилемму где найти сегодня такого субъекта который пришел бы и сказал бы довольно но без разжигания классовой розни1

Ставшее классическим определение политической поэзии основано на ее содержании (политические темы) или на перспективе, позволяющей понимать стихотворение как политическое в связи с его контекстами.2 Центральную роль в политической поэзии играет субъект3 в качестве носителя мнения, а также соответствующей перспективы в тексте и направления его воздействия на реципиента, которого субъект хочет убедить в какой-то позиции, ее опровержении или побудить к критическому размышлению о чем-то. Нельзя говорить о политике, если отсутствует отношение субъекта к политическим вопросам, т.е. бессубъектная политика немыслима. Этим обоснована проблема политической поэзии, часто воспринимаемой поэтически неполноценной, так как в ней мнение как субъективная точка зрения может быть выражено в ущерб ←283 | 284→поэтическим качествам; в ней общепризнанная автономия поэзии может отменяться ради служения риторическим целям.4

Однако в политической поэзии в особенности надо различать носителей мнений или форм субъектов, так как субъекты текста не всегда являются рупором автора, как, например, в неподцензурной или запрещенной поэзии, в которой можно наблюдать отличия между эксплицитно выраженными мнениями и такими, которые содержатся лишь в подтексте, созданном поэтической композицией текста. Говорящий5 (1) в стихотворении может показаться аполитичным или, наоборот, утверждать какую-то идеологию, причем одновременно сама фактура текста позволяет истолковать эксплицитно выраженное иначе, она даже может опровергнуть его или обнаружить другое прочтение. Этот имплицитно выраженный смысл следует отнести к другому субъекту – так называемому текстовому субъекту (2). Говорящий и текстовой субъект не совпадают с реальным автором (3). Необходимо определить отношение двух первых форм субъекта к другим произведениям и высказываниям последнего, а также к возможным созданным им «имиджам» (4), так как особенно в случае политически значимой критической поэзии следует считаться с изменением мнений и противоречиями между субъектными инстанциями, причем эти противоречия могут возникать по разным причинам.6 Отношения между разными субъектными инстанциями могут быть организованы сознательно или бессознательно, но формы этих отношений имеют смысл, который в каждом случае следует выяснять особо. Так как эта пятая форма состоит только в соотношениях между другими названными субъектами и реализуется в значительной мере преимущественно в поэзии, склонной к метарефлексии, я называю ее «поэтическим субъектом» или просто «реляционным субъектом» (5) (не текстовым поэтическим субъектом, так как этот субъект создается не только в рамках текста или текстов).

В данной статье рассматривается русскоязычная политическая поэзия на Ютубе, который считается успешной сферой политической партиципации среди социальных медиа. Согласно Р. Рейхерту, Ютуб при помощи эстетических средств работает как «политэнтайнмент» и может ←284 | 285→создать эффективную демократическую «видеократию»7, приведшую, например, в США в 2006 г. к отстранению от должности сенатора и повлиявшую также на выборы президента в 2008 г.8 Характерной особенностью этого портала является то, что «на полях» к просмотру предлагаются похожие клипы. Это способствует тематическому соотнесению постов и располагает к размещению и своего собственного клипа. Тем самым Ютуб призывает к сравнению клипов. Потребность в коммуникации объединяется с желанием запостить эффектный клип, что побуждает к использованию эстетически действенных средств. К ним можно причислить и работу с языком, что ведет к широкому использованию в клипах стихотворений и поэтических приемов.

Русскоязычная политическая поэзия присутствует на Ютубе в виде большого количества разнообразных клипов, соответствующих тенденции новейшей поэзии к оральности (и вторичной оральности [secondary orality]9) и перформативности. На Ютубе развивается широкий спектр интер- и трансмедиальных или кроссмедиальных10 гибридных форм политической поэзии. Политическая поэзия в интернете имеет свои особенности, которые будут рассмотрены в следующем разделе.

Данная статья нацелена на анализ форм и функций субъекта в политической поэзии на Ютубе. Материал классифицирован не по жанрам, медиа или приемам, а по формам позиционирования субъекта в отношении к политическому мнению, а также по выше названным пяти формам субъекта. В статье рассматривается вопрос, какой успех имеют выбранные формы позиционирования субъекта, причем успешность определяется по количеству просмотров, а также качеству данной партиципации, которое устанавливается по критериям, выработанным Юргеном Хабермасом.

По Хабермасу, главными критериями для качественного определения процессов образования мнений11 являются дискурсивность12 и конфигуративность (упорядоченность и фокусирование «тем и соглашающихся или отвергающих мнений»13) плюральности мнений, которая характеризуется открытостью для коммуникации с «возможными собеседниками»14 и борьбой разногласий: «В общественности […] борются за влияние»15. ←285 | 286→При помощи этих критериев можно определить коммуникативную специфику и качественный партиципационный потенциал дискурсов.

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.