Show Less
Open access

Субъект в новейшей русскоязычной поэзии – теория и практика

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Evgrashkina

В новейшей русскоязычной поэзии субъект снова стал актуальным, проявляя себя как одну из наиболее продуктивных и новаторски реализуемых категорий. Характерны формы субъекта лишь едва намеченного, либо непрерывно меняющегося, как Протей, либо выстраивающего себя заново под влиянием мгновения или ситуации. Общие парадигмы этих форм можно назвать «транссубъектностью», «метасубъектностью» и «сверхсубъектностью». Книга призвана дать толчок обновлению теории и методологии изучения субъектности в поэзии. Взаимодействие литературоведческой практики с лингвистическими, когнитивными теориями, с новейшей западной теорией лирики, а также с философскими концепциями делает возможным многосторонний подход к сложным феноменам современной русскоязычной поэзии.

Show Summary Details
Open access

Формы субъектности в современной украинской гражданской поэзии (Анна Гаврилюк (Трир))

Анна Гаврилюк (Трир)

Формы субъектности

в современной украинской гражданской поэзии

В последнее время активно меняются роль и гражданская позиция поэта в Украине1. Поэт формирует общественное мнение людей, переосмысливая в своих стихотворениях животрепещущие социальные темы. Проблема лирического субъекта тесно связана с вопросами сознания и самосознания автора, когда идет речь о соотнесенности творческой деятельности с ее индивидуальным или коллективным агентом.

В статье будут рассмотрены формы субъектности в современной украинской гражданской поэзии, а также показаны способы репрезентации лирического субъекта, которые раскрывают нераздельность коллективного и индивидуально-авторского «я». Применяя типологию лирических субъектов Б. Кормана2 и С. Бройтмана3, необходимо различать следующие субъектные формы: автор, лирическое «я», лирический герой, ролевой герой. Все эти субъектные формы присутствуют в выбранных для анализа стихотворениях современных украинских поэтов. Акцент поставлен на исследование индивидуального и коллективного начал.

Роль поэта и поэзии в Украине

Вопросы о роли поэта и поэзии в Украине и о наиболее популярных формах субъектности особенно актуальны в современной украинской поэзии, временные рамки которой определены политической ситуацией конфликта с Россией (2013–2017). Особый статус поэта в Украине и его гражданская позиция, которая отображается в поэзии, часто формируют мнение общественности. По мнению немецкого поэта Макса Чоллека, «поэты в Украине имеют „звездный“ статус».4 ← 309 | 310

Будь то новые или старые поклонники поэзии: все они знают имена известных поэтов страны, как Юрий Андрухович или Сергей Жадан, но и такого молодого поэта как Андрей Любка. Когда я говорю, что я делаю что-то с Андреем Любка, даже люди, которые не имеют ничего общего с литературой, говорят: «Вау, Андрей Любка, это здорово». Этого никогда бы не случилось в Германии.5

В Украине поэты занимают более высокое положение в обществе, чем в Западной Европе. Они считаются интеллектуальными голосами общества. «В глазах народа поэт по-прежнему тот, от кого вы ожидаете чего-то существенного, какого-то важного сообщения», – говорит известный украинский поэт и прозаик Юрий Андрухович. По его словам, «в Германии поэзия сейчас очень разнообразна, очень изысканна, и в то же время она не имеет такой широкой аудитории, как здесь, в Украине»6.

Рейтинг самых известных современных украинских писателей возглавляет поэт Лина Костенко (с показателем узнаваемости в 42%), после нее с существенным разрывом – авторы массовых романов Ирэна Карпа (15%) и приключенческой литературы Василий Шкляр (12%).7 5 из 18 наиболее известных современных писателей являются также известными поэтами (27,7% от всего числа узнаваемых авторов). Чтение произведений этих авторов колеблется от 1 до 24%. Если проанализировать статистику книжных и литературных мероприятий за 2012 год (на основе анонсов портала «Друг читателя»), то обнаружим, что около 35% (34,48%) – это события, посвященные поэзии в самых разнообразных вариантах.8 Принимая во внимание тот факт, что некоторые мероприятия в форме книжных выставок, круглых столов, награждения премиями или определения литературных рейтингов могут предусматривать наличие в перечне поэтических книг, определенного участия поэтов, то этот процент будет еще выше.9 Эти показатели свидетельствуют о том, что современная украинская поэзия имеет общественное звучание и значение, а современные поэты имеют довольно большую аудиторию.

Гражданская поэзия в Украине

Гражданская поэзия играет центральную роль в традиции украинской литературы. С появлением второго сборника стихотворений Т. Шевченко «Три года» (1845–1847) можно говорить о возникновении в украинской словесности острых социальных мотивов в гражданской поэзии. В творчестве ← 310 | 311 таких крупных украинских поэтов, как И. Франко, Л. Украинка, Е. Маланюк, В. Стус, С. Жадан и др., доминируют стихотворения на гражданские темы. Гражданская поэзия – условное название лирических произведений, в которых особо актуальными являются социальные и национальные мотивы. Это определение также отражает функции гражданской поэзии в Украине. В нашей работе мы опираемся на понимание гражданской поэзии, которое дает Максим Амелин, утверждая, что

гражданская поэзия – не что иное, как рифмованная публицистика, ритмизованный физиологический очерк, разделенное на строфы воззвание. Она процветает только тогда, когда в обществе что-то не так, выполняя коммуникативную функцию, никому кроме нее в данное время не доступную. Она оказывает огромное влияние на современное ей сознание и почти полностью забывается в потомстве. Политическая тирания, общественные неустройства, социальное неравенство порождают гражданскую поэзию, становятся основными ее темами, а по своем исчезновении грозят исчезновением и ей.10

Данная трактовка гражданской поэзии сходна с современным пониманием гражданственности в украинской поэзии.

Гражданская поэзия способствует формированию национального сознания и достоинства (Т. Шевченко, П. Тычина, Д. Павличко, П. Кулиш, И. Франко, Л. Украинка, О. Олесь, песни сечевых стрельцов, В. Симоненко, В. Стус и др.), развитию национальных тенденций (сборник «Вежі» [Башни] О. Ольжича), утверждению общечеловеческих ценностей.11 Она не только показывает позицию гражданской ответственности автора, но и существенные черты ментального сознания (при затяжной российскокавказской войне в XIX в. Т. Шевченко обращался к свободолюбивым горцам: «Борітеся – поборете!» [Боритесь - поборете!]).12

Для гражданской поэзии характерна сильная позиция субъекта, при помощи которой автор имеет возможность выразить собственную политическую позицию. Вопрос о субъекте гражданского высказывания важен, «поскольку делая – более или менее осознанно – такое высказывание, поэт тем самым входит в политическое пространство, где неминуемо возникает вопрос о его социальной и политической идентичности»13. Отчетливо артикулированные представления субъекта как особенность отличают не только украинскую, но и русскоязычную гражданскую поэзию, начиная с ее истоков в творчестве Н. Некрасова14. Сильная позиция субъекта очевидна не только в лирических произведениях одного из основоположников российской ← 311 | 312 гражданской лирики,15 но даже и в тех поэмах Некрасова, в которых однозначное выражение позиции автора сосуществует с развитым эпическим началом.16 Творчество Некрасова в значительной степени сформировало тип гражданской лирики, существовавший в пределах советской литературы, а также и за пределами России и Украины, например, в наследии С. Габиева. В дальнейшем влияние некрасовской лирики сочеталось с более явной опорой на гражданские мотивы в традиции А. Пушкина («О, если б голос мой умел сердца тревожить…»), М. Лермонтова («Люблю отчизну я, но странною любовью…») и Ф. Тютчева («Умом Россию не понять…»). Традиционная гражданская поэзия значительно повлияла на творчество современных поэтов: Д. Быкова, Е. Емелина, Е. Фанайловой17 и др.

Поэзия последних пятнадцати лет мощно развивалась благодаря Интернету и социальным сетям. Гражданская поэзия особенно актуальна в современном украинском литературном дискурсе. На литературных фестивалях часто присутствует секция гражданской поэзии. Так, например, на международном фестивале поэзии «Киевские лавры» 2014 г. была секция «Поэт и гражданин. Баррикады или башни из слоновой кости? Гражданская позиция литератора в смутные времена»18, в которой поэты говорили о поэзии, политике и гражданственности.

Говоря о гражданской сетевой поэзии, следует отметить, что важным фактором в социальных сетях являются образы поэта и его частного лица. Посредством таких социальных сетей как Facebook, Vkontakte, YouTube, Twitter, на которых широко представлена и поэзия, генерируются формы, в которых сливаются собственно лирические субъектные формы с медийными и автобиографическими, связанными с гражданской позицией поэта. Основной характеристикой современной украинской поэзии в сети является публицистичность. Акцент ставится на акт гражданского поведения и немедленный отклик на важнейшие события современности, которые осмысливаются эстетически.

Выступления и поэтические перформансы в рамках украинских фестивалей поэзии таких современных поэтов, как Юрий Андрухович и Сергей Жадан, представляют их, с одной стороны, как личностей, с другой стороны – как поэтически оформленных субъектов. Современный поэт соотносит свое лирическое Я с обществом, отображая таким образом его актуальное состояние. В саморепрезентации лирического субъекта особенно важно отношение между «я» и коллективным «мы». По мнению Максима Амелина, ← 312 | 313

лирическая поэзия есть дело частное, и оперирует она в основном личными 313 местоимениями единственного числа. Гражданственность – общественное, – множественное.19

Таким образом, коллективное «мы» особенно важно для гражданской поэзии. Формально это может быть выражено напрямую. Например, в стихотворении Б. Херсонского четко прослеживается коллективное «мы»: «Сейчас мы это видим, но куда мы раньше глядели? / А раньше мы не глядели, все думали – обойдется»20; или в стихотворении С. Жадана: «І ми стоїмо під пекучим небом / і не можемо зайти на власні подвір’я. / Наші міста загусають медом. / В наших вітальнях літає пір’я»21 [И мы стоим под палящим небом / и не можем зайти на собственный двор / Наши города загустевают медом. / В наших гостиных летают перья]. Однако формы «мы» и их отношения с «я» строятся по-разному.

Среди многообразия сетевой поэзии для анализа формы субъекта под аспектом «мы» и «я» были отобраны отдельные произведения из творчества Евгении Бильченко, Сергея Жадана и Бориса Херсонского. Критериями выбора поэтов и их ключевых стихотворений были следующие факторы: популярность, высокий рейтинг и узнаваемость поэтов в социальнополитическом медиадискурсе Украины; активное использование социальных сетей (Facebook, Vkontakte, YouTube) в качестве платформы саморепрезентации и быстрого распространения своих поэтических текстов среди широких масс населения; языковой фактор как гражданская позиция. Среди выбранных поэтов Жадан – украиноязычный автор, Бильченко и Херсонский – русскоязычные. Следует отметить, что творчество украиноязычных и русскоязычных поэтов анализируется в работе как часть единой украинской литературы. Этот факт, который в Украине не всегда очевиден, активно обсуждается как в литературных, так и в политических кругах.22 В выбранных текстах представлены разные формы соотношения «я» и «мы». Мы ограничиваемся тремя репрезентативными формами, не претендуя на исчерпывающую типологию.

Коллективное «мы» в стихотворении Сергея Жадана «Откуда вы черные птицы, с какого неба?»

Наряду с украинскими поэтами, которые занимают или проукраинскую, или пророссийскую гражданскую позицию и отображают ее в стихотворениях, ← 313 | 314 существуют поэты, которые пытаются быть политическими и поэтическими посредниками между этими двумя позициями. Среди них можно назвать Сергея Жадана.

Жадан является одним из самых известных представителей «новой социальной» и гражданской поэзии. По словам поэта из Луганска, Константина Скоркина:

Жадан – это человек, который смог стать катализатором перемен. Он стал человекомостом между Востоком и Западом. Я помню выступления Сергея Жадана в Доме актера в Харькове, в зал нельзя было попасть, люди стояли в проходах, выступавшие с ним швейцарские поэты пережили культурный шок – «на наши выступления приходит 5-10 человек».23

Жадан является поэтом-медиатором, который поддерживает литературные связи между украиноязычной и русскоязычной поэзией в Украине.

В стихотворениях Жадана политические и социальные события осмысливаются в какой-то мере в антипропагандистской и часто в антиполитической манере. Его поэзия и проза всегда носили социальный характер. Три последних сборника поэзии – «Месопотамия» (2014), «Жизнь Марии» (2015), «Тамплиеры» (2017) – переполнены как остро социальными проблемами, так и мифологическими и архетипическими мотивами.

Сборник стихов «Жизнь Марии» (2015) появился как художественная реакция на военные события и является в конечном итоге попыткой их художественно осмысления.24 Одно из самых известных произведений Жадана из сборника поэзии «Жизнь Марии» – стихотворение «Звідки ти, чорна валко, пташина зграє?»25 [Откуда вы черные птицы, с какого неба?]. Стихотворение написано в форме диалога между жителями одного из городов на Донбассе («черные птицы») и капелланом («отче»). Война, дегуманизация общества, другие социальные катаклизмы, а также рефлексии ролевых субъектов здесь трактуются символически, через эпизоды общения со священником и Богом. По словам современного украинского поэта Олега Коцарева,

важная вещь у Жадана – это сопереживание. Оно лежит в основе большинства стихов. Имеется в виду и сопереживания с врагом и его сторонниками, или, лучше тут сказать, с Другими. У поэта, как и у его героя-капеллана, для каждого найдется хотя бы слово.26

Автор поляризует противостояние между «своими» и «чужими» и вводит субъект коллективного «мы». ← 314 | 315

Наше місто було з каменю та заліза.

У кожного з нас тепер у руці дорожня валіза.

У кожній валізі попіл, зібраний під прицілом.

Тепер навіть у наших снах пахне горілим.27

Наш город был из железа и камня.

Мы пришли, чемоданные ручки, сжимая руками.

У каждого в чемодане пепел, собранный под прицелом.

В наших снах навсегда теперь пахнет горелым.28

Это коллективное «мы» в форме диалога рассказывает в прошедшем времени о горестях военных действий, о судьбе беженцев из Донбасса. Если обратиться к теории Кормана, можно установить, что в стихотворении лирическое «мы» является не индивидуальным носителем сознания, а выступает как член некоего единства, и внимание читателя, как следствие, фокусируется на том, что объединяет людей с разными политическими взглядами.29 Жители Донбасса покинули свои земли, спалив там свои церкви и разрушив все до основания: «– Ми, капелане, мешканці міста, якого немає».30 Священник не может их утешить ничем, кроме обещания, что все будут наказаны: виновные, невинные – и те, кто безразличен. Последняя строка стихотворения принадлежит священнику: «Якби ви знали, як нам усім не пощастило»31 [Если б вы знали, как всем нам не повезло]. Здесь важно буквальное прочтение текста: людям из Донбасса не повезло быть просто здесь и сейчас. В тексте все как будто очевидно: у людей нет никаких надежд, им не повезло – и они снимают с себя ответственность за происходящие события.

У Сергея Жадана война не является следствием необдуманных действий, она просто сумма случайных, никак не прогнозируемых обстоятельств. Поэтому и наказаны будут все, потому виновных, по сути, нет. В тоже время черные птицы, потерянное наследство, пророк, который не имеет ответов, – все эти образы здесь являются скрытыми цитатами из Библии: «Удел Мой стал у Меня, как разноцветная птица, на которую со всех сторон напали другие хищные птицы».32 Более того, все стихотворение Жадана является перепевом Книги пророка Иеремии, одной из самых черных и обнадеживающих одновременно, и указание на нее можно найти в стихотворении: ← 315 | 316

Чому саме ви потрапили до темних потоків?

Потрібно було уважніше читати книги пророків.

Потрібно було оминати пекельні діри.

Для мирянина головне – не бачити в дії символи віри.33

Объяснить, почему вы в эти черные воды попали?

Да потому что надо было читать пророков, а вы не читали.

Обходить надо было адские дыры.

Для мирянина главное – не увидеть в действии символы веры.

Можно спросить, почему же пророк в стихотворении Жадана превращен в капеллана? Это может быть способом соединить «библейскую» реальность с «исторической». Капеллан по определению совмещает духовный сан с военными обязанностями, безальтернативно редуцируя обе свои ипостаси.

Пам’ятаєте, що сказано в пророків про біль і терпіння,

про птахів, які падають на міста, мов каміння?

Ось саме тоді й починаються, власне, втрати.

В кінці – там взагалі погано, не буду навіть розповідати.

Яка між нами різниця? Як між приголосними й

                                                           голосними.

Всі готові сприймати смерть, якщо це буде не з ними.

Ніхто й ніколи в цьому житті не омине розплати.

Я завжди говорю про це своїм, коли не маю чого

                                                           сказати.

Я не знаю нічого про неминучість спокути.

Я не знаю, де вам жити і як вам бути.

Я говорю про те, що кожному з нас властиво.

Якби ви знали, як нам усім не пощастило.34

Помните, что у пророков сказано про боль и терпенье. Про ставших камнями птиц, оборвавших пенье. Собственно, вот тогда-то и начинается этот парад потерь. Все закончится плохо, лишь это скажу теперь.

Между нами какая разница? Как между гласными и согласными.

«Смерть это то, что бывает с другими» – вы пели напрасно.

В этой жизни расплаты никому и никогда не избежать

Вот, что я говорю своим, когда мне нечего больше сказать.

Искупление неизбежно, но я ничего об этом не знаю, похоже.

Где вам жить и как быть, я не знаю тоже.

Всяк человек, да опасно ходит, под босыми ногами – стекло.

Если б вы знали, как всем нам не повезло. ← 316 | 317

Капелланство или военное священство играет одну из важнейших ролей входе военного конфликта на Востоке Украины.35 В вооруженные формирования Украины вошли уполномоченные представители от главных церквей Украины: Украинской православной церкви Киевского патриархата, Украинской православной церкви Московского патриархата, Украинской автокефальной православной церкви и Украинской греко-католической церкви.36 Взаимодействие разных религиозных движений во время конфликта способствует толерантности в среде воюющих. Автор стихотворения подчеркивает именно эту функцию капелланов – призвание к духовным ценностям, а не только поддержку боевого духа солдат.

Во второй части стихотворения появляется ролевое «я» в образе священника-капеллана и вытесняет субъект коллективного «мы» в первой части.

– Добре, давайте я розкажу вам, що таке втрата.

Звісно, всіх винних чекає гідна розплата.

І невинних вона, до речі, теж чекає потому.

Вона чекає навіть тих, хто взагалі ні при чому.37

– Ладно, давайте я расскажу, что такое утрата.

Что, конечно, же всех виноватых ожидает расплата.

Впрочем, и невиновных она настигнет, но позже.

И даже тех, кто вообще не причем, не минует тоже.

Здесь ролевое «я» поучает читателя, а образы Иисуса, Бога, мотивы искупления, греха, расплаты, спасения, благой вести придают стихотворению Сергея Жадана сходство с притчей. Роль Жадана в роли посредника между пророссийскими и проукраинскими взглядами раскрывается в стихотворении через фигуру священника-капеллана. Группа, представленная коллективным «мы», а также апеллятивным обращением «вы» символизирует мирных жителей Донбасса, которые оказались вовлеченными в военный конфликт, но которые в тоже время находятся за пределами политики и идеологии. При помощи религии автор пытается уравновесить конфликтные группы и установить посредничество между ними.

Субъектная множественность в стихотворении

Евгении Бильченко «Кто Я?»

Другую форму лирического субъекта в гражданской поэзии можно увидеть в стихотворении украинского поэта Евгении Бильченко «Кто Я?», которое часто рассматривается в медийном пространстве как «гимн Майдану». Относительно неизвестный автор из Киева, Евгения Бильченко написала стихотворение ← 317 | 318 о событиях на Евромайдане на русском языке. Оно приобрело свою популярность благодаря социальным сетям. Это стихотворение было размещено как пост на Facebook 21 февраля 2014 года.38 Пользователи социальных сетей цитировали стихотворение, размещали его на страницах Facebook (2755 перепостов на 05/07/2018), в персональных блогах, в Twitter и LiveJournal, читали его на YouTube (17611 просмотров на 05/07/2018). Это стихотворение стало более известным под названием «Я мальчик» из-за первой строфы: «Я – мальчик. / Я сплю, свернувшись в гробу калачиком. / Мне снится футбол. В моей голове – Калашников. / Не вовремя мне, братишки, пришлось расслабиться!»39. В социальных сетях возникла немедленная реакция как от украиноязычной, так и от русскоязычной аудитории, которые по-разному восприняли стихотворение. Разнообразие жестких ответов и комментариев характеризует обсуждения в пространстве Facebook, LiveJournal и персональных блогах.

Индивидуально-авторское в стихотворении Бильченко становится коллективным и в действительности: на сцене Евромайдана и в социальных сетях стихи цитировались анонимно, лицо автора не имело значения. Это стихотворение показывает четкое распределение разных персонажей по социальным ролям (мальчик, мама, девочка-врач, священник, поэт, родина, Бог). И здесь не индивидуальность, а именно роль выступает на передний план, приглашая читателей к отождествлению. Все персонажи говорят от первого лица и плавно переходят друг в друга:

Я – мама.

О фартук вытерев руки мыльные,

Звоню на войну я сыночке по мобильному.

Дитя не берет! Приедет, – огрею веником!

«Его отпевают», – слышу ответ священника…

Я – батюшка.

Я собор свой открыл под госпиталь

И сам в нем служу медбратом, помилуй Господи!

Слова для души, что чреву – пуд каши гречневой:

За это крестил поэта я, пусть и грешен он...

Я – просто поэт.

Я тоже стою под пулями.

Кишка, хоть тонка, как лирика Ахмадулиной,

Но все ж не настолько, чтобы бояться красного:

Нужнее стихов сегодня – мешки с лекарствами […]40 ← 318 | 319

Персонажи являются также узнаваемыми личностями, получившими извеcтность благодаря медиа. Например, в строках «Я – девочка-врач. / Я в шею смертельно ранена. / В моем городке по небу летят журавлики. / И глушат Wi-Fi, чтоб мама моя не видела, / Как я со своим любимым прощаюсь в Твиттере»41 автор отсылает к истории медсестры Олеси Жуковской, которая во время Евромайдана работала волонтером-медиком и была ранена снайпером в шею. Она стала известна своим постом в Твиттере («Я умираю»42), который молниеносно распространился в интернете. То есть автор стихотворения намеренно обращается к медийным личностям, которые хорошо известны обществу, показывая этим, что, с одной стороны, это был реальный человек, а с другой – один из множества людей, стоявших на Евромайдане.

В стихотворении «Кто я?» украинское общество показано в состоянии разрыва и кризиса. Умерший мальчик метонимично представляет молодых людей, убитых во время Евромайдана. По словам Е. Байдаловой, «судьба мальчика сопричастна с судьбой любого другого человека и в итоге трансформируется в онтологическое умирание-воскрешение Бога».43 Здесь прослеживается протомифический сюжет об Отце и Сыне, который раскрывается в конце стихотворения:

Я – Бог.

И я тоже – Папа. Сынок Мой Ласковый

У вредины в классе детский отнял Калашников.

Сказал, мол: «Ни-ни!» – и прыгнул без парашютика…

Спи, золотко.

Спи, Мой Мальчик.

Я Воскрешу Тебя.44

Субъектная организация в стихотворении Бильченко представлена множеством «я», в которых отображаются разные социальные роли, а также личности, ставшие медийными знаменитостями во время Евромайдана, что приглашает читателя / слушателя к отождествлению. На основе идентификации с персонажами стихотворения выстраивается коллектив людей, связанных чувством страдания и сострадания, однако в нем личности не сливаются друг с другом, «я» не превращается в «мы». ← 319 | 320

Лирическое «Я» в стихотворении Бориса Херсонского

«Все любят войну, в которой почти никто не погиб»

Одним из известных русскоязычных поэтов в Украине с ярко выраженной гражданской позицией является поэт Борис Херсонский. Во время Евромайдана поэт занял проукраинскую позицию и активно писал стихотворения на актуальные гражданские темы.

После событий 2 мая 2014 года в Одессе Борис Херсонский вошел в число координаторов Форума одесской интеллигенции, одной из задач которого стала попытка объединения расколовшегося гражданского общества города.45

В поэтических сборниках «Месса во времена войны» (2014, издан в СанктПетербурге) и «Открытый дневник» (2015) Херсонский опубликовал свои стихотворения, которые сначала появлялись на его странице в Facebook. Его поэтическое творчество наполнено философским переосмыслением социальных проблем, пафосом борьбы против диктатуры, борьбой за свободу личности. Херсонский – активный пользователь социальной сети Facebook (25759 подписчиков) и ведет также персональный блог на платформе LiveJournal, где он регулярно публикует свою поэзию и активно отвечает на комментарии пользователей. Как пишет сам автор, социальные сети являются для него «личным „лирическим дневником“»46.

Херсонский формирует общественное мнение в социальной сети Facebook посредством постов на острые социально-политические темы. В качестве примера можно назвать сетевую дискуссию Херсонского на тему «нового» тоталитаризма в Украине, которую развязала полемическая статья Евгении Бильченко «Страх» на онлайн-портале Информационного агентства ЛIГАБiзнесIнформ47. Ответом на статью Бильченко была заметка Херсонского «Тоталитаризм в Украине? Чего нет, того нет» в социальной сети Facebook и ее репост на портале Информационного агентства ЛIГАБiзнесIнформ48. Идеологические противостояния поэтов в Украине в социальных сетях стали частым явлением после событий на Евромайдане и по сегодняшний день. Они формируют сообщества и группы, которые активно обсуждают как острые социально-политические проблемы, так и поэтическое творчество авторов.

Стихотворение «Все любят войну, в которой почти никто не погиб» появилось впервые на персональной странице Херсонского в социальной сети ← 320 | 321 Facebook 19 марта 2014.49 Пользователи сети Facebook сделали 347 перепостов его стихотворения, и некоторые из них комментировали его в стихотворной форме, цитируя стихотворение Булата Окуджавы «Ах, война, что ж ты сделала, подлая» (1958): «[…] У порога слегка помаячили / и ушли за солдатом солдат... // До свидания, мальчики! Мальчики, / постарайтесь вернуться назад»50.

Позже сетевое стихотворение Херсонского вошло в сборник поэзии «Месса во времена войны», посвященный событиям на Майдане и войне на Востоке.

Все любят войну, в которой почти никто не погиб.

Толпятся на площадях и кричат гип-гип-ура,

и еще раз – гип-гип-ура, и снова – гип-гип-ура! я – старый мальчик,

я это видел вчера.

Будь я ребенок, я б тоже скакал, закусив губу,

но я – старый мальчик, я видел все это в гробу,

в белых тапочках, в царской мантии, в золотой мишуре.

Будь я маленький мальчик, я бы в это играл во дворе.

Но я – старый мальчик, я видел эту толпу.

У отчизны звезда не там, где положено, а во лбу,

отверстие влажное – до самых височных долей.

Хорошо, когда есть стена, а у стены – мавзолей,

хорошо, когда классная площадь во-от такой ширины,

что на ней может столпиться худшая часть страны.

Взгляд толпы не различает зарево и зарю.

Я – старый мальчик. Знаю, о чем говорю.51

Это стихотворение перекликается с выше рассмотренным стихотворением Евгении Бильченко «Кто я?», но показывает совсем другую форму субъекта. Субъект в стихотворении называет себя «старым мальчиком», что стилистически является оксимороном; это также и цитата позднеантичного и средневекового топоса senex puer. Автор намеренно использует этот мотив для того, чтобы показать оппозицию между мальчиком-«двухтысячником», которому снится футбол, как у Бильченко, например, и старым мальчиком-«шестидесятником», который пережил тоталитаризм Советского Союза. Символами Советского Союза здесь выступают «мавзолей», «классная площадь». При замене всего двух букв в слове меняется его семантическое ← 321 | 322 значение, так что вспоминаются Красная площадь, где проходят парады, собираются «толпы», которые автор ассоциирует с «худшей частью страны», и героизация советского прошлого: «хорошо, когда классная площадь во-от такой ширины, / что на ней может столпиться худшая часть страны». Субъект поэтического высказывания преодолевает опыт советского прошлого. Согласно Житеневу, «одной из важнейших черт современного литературного процесса является актуализация идеологического, связанная с радикальным переосмыслением советского опыта»52.

У Херсонского идеологическим является переосмысление советского прошлого и сопоставление его с современной историей. Примерами могут послужить его последние стихи, которые автор разместил в социальной сети Facebook, например, прямая параллель с исторической фигурой Сталина в стихотворении «Минута ненависти»: «Верните Сталина в мавзолей. Только без реставрации. // Какой он сейчас в земле – пусть лежит на потеху свету»53. В стихотворении «Начало войны» Херсонский сравнивает два оппозиционных лагеря во Второй мировой войне – Красную армию и немецких фашистов: «Не все ли равно: и тот – бандит, и этот бандит. // Но бандиты столкнулись лбами. И нам „наш“ бандит милей. // Он называл нас братьями, забравшись на мавзолей, он раздавал награды над разоренной страной // и стояли стреляли заградотряды у защитников за спиной»54.

В поэтическом тексте Херсонского присутствует мотив «мудрого старика», который проявляется в образе «старого мальчика». Он наделен определенным жизненным опытом и способен наблюдать за общественными переменами на сломе двух поколений. Такая позиция автора актуализирует социальный аспект содержания этого стихотворения, а также тему молодого и старого поколения в украинском обществе. Субъект стихотворения, в котором говорит сам поэт, выступает как учитель общества. Внимание здесь уделяется молодому поколению, которое не знакомо с историей своей страны и которое не пережило период Советского Союза. Это поколение изображено в стихотворении как «толпа», которая воспринимает современную историю и не воспринимает опыт старшего поколения: «Взгляд толпы не различает зарево и зарю. / Я – старый мальчик. Знаю, о чем говорю».

В отличие от двух выше рассмотренных стихотворений, субъект у Херсонского не приглашает к отождествлению, а занимает дистанцированную позицию и отгранивает себя от адресатов. Эта форма напоминает образец гражданской поэзии с противопоставленностью «поэта и толпы»55 в романтической ← 322 | 323 литературе. Этот субъект не предпринимает активных действий, чтобы изменить ситуацию, а остается ее наблюдателем и критическим комментатором, а также выступает в качестве наставника общества. Это «я» соотносится с самим автором, о чем сигнализирует публикация стихов в социальной сети Facebook, и является рупором политического голоса поэта. Актуализируя сущность гражданской поэзии, Херсонский использует роль поэта по моделям девятнадцатого века: поэт есть учитель общества и носитель ее совести.

Выводы

В заключение необходимо отметить, что значение поэта в Украине за последние четыре года (2014–2018) колоссально возросло и стало более видимым, чем раньше. Автор формирует мнение общественности и посредством своего творчества общается с читателем, создавая особое коммуникативное пространство. Лирический субъект в гражданской поэзии нацелен на рецепцию реальных событий, а также на формирование национальной идентичности общества и развитие критического сознания.

Проанализировав отдельные стихотворения современных украинских поэтов на гражданские и политические темы, мы выявили в них разные формы субъектности. В первых двух примерах отсутствует ожидаемый в гражданской поэзии сильный субъект, говорящий от первого лица: Жадан заменяет «я» голосом коллективного «мы», которому противопоставляется ролевой субъект священника-капеллана; у Бильченко («Я – мальчик») выстраивается собирательное «я» голосов разных лиц с функцией отождествления. У Херсонского («Я – старый мальчик»), наоборот, находим типично гражданский поэтический субъект, выступающий как автобиографически понимаемый поэт-мудрец, который критикует и учит общество.

Литература

Абдуллаев, Е. (2010): Террор, война и... Новая гражданская лирика в поисках языка, темы и субъекта. Дружба народов. 2, 2010. http://magazines.russ.ru/druzhba/2010/2/ab14.html (01/08/2018).

Амелин, М. / Бек, Т. / Николаева, О. / Пригов Д.А. и др. (2002): Поэзия и гражданственность // Знамя. 10, 2002. http://magazines.russ.ru/znamia/2002/10/konfer.html (09/07/2018).

Байдалова, Е. (2015): Современная украинская политическая поэзия в Интернете // Славяноведение. 6, 2015. 63-66.

Бильченко, Е. (2017): Страх // ЛIГАБiзнесIнформ. http://blog.liga.net/user/ebilchenko/article/25968.aspx (09/07/2018). ← 323 | 324

Бройтман, С. (1999): Лирический субъект // Чернец, Л. (ред.): Введение в литературоведение. Литературное произведение: Основные понятия и термины. М. 141-153.

Владыченко, Л. (2014): Опыт внедрения военного священства (капелланства) в Вооруженных силах Украины // Схiд. 1, 2014. 180-185.

Гасанов, И. (2011): Идеи и образы гражданской лирики Некрасова в творчестве С. Габиева // Вестник Социально-педагогического института. 1 (2), 2011. 1-5.

Гетьманець, М. (2003): Сучасний словник літературознавчих термінів. Харьков.

Деменок, Е. (2015): Борис Херсонский: вписываем главу в историю новых времен. http://www.www.ruslo.cz/index.php/arkhiv-zhurnala/2016/03-2016/item/304-boris-khersonskij-vpisyvaem-glavu-v-istoriyu-novykh-vremen (09/07/2018).

Ермакова, Д. (2012): Равенство лирического субъекта с нацией (на материале поэзии Е. Фанайловой) // Уральский филологический вестник. 4, 2012. 75-83.

Жадан, С. (2015): Життя Марії. Книга віршів і перекладів. Чернівці.

Жадан, С. (2016): Тамплієри. Чернівці.

Житенев, А. (2011): Идеологическое и медиальное в «новой социальной поэзии» // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. 2 (24), 151-154. https://cyberleninka.ru/article/v/ideologicheskoe-i-medialnoe-v-novoy-sotsialnoy-poezii (09/07/2018).

Корман, Б. (1986): Лирика и реализм. Иркутск.

Коцарев, О. (2014): Про Війну і Майдан. Вийшли чотири збірки відомих поетів України різного віку, мов та естетики.

http://texty.org.ua/pg/article/editorial/read/61319/Pro_Vijnu_i_Majdan_Vyjshly_chotyry_zbirky?a_srt=&a_offset=7 (09/07/2018).

Кузьмин, Д. (2007): К восточнославянскому единству? Поэтический фестиваль «Киевские лавры» // Новое литературное обозрение. 86, 2007. 376-382.

Мельничук, И. / Хорошков, М. (2016): Рецепція євангелічного міфу у поетичному про-сторі Сергія Жадана. http://konferencjabielsko.blogspot.de/2016/05/blog-post.html (09/07/2018).

Монгайт, А. (2015): Война по-одесски. Кто угрожает жителям за проукраинские взгляды и как Одесса готовится к бомбежкам // Телеканал «Дождь». https://tvrain.ru/teleshow/reportazh/vojna_po_odesski_kto_ugrozhaet_zhiteljam_za_proukrainskie_vzgljady_i_kak_odessa_gotovitsja_k_bombezhkam-383048/ (09/07/2018).

Окуджава, Б. (1989): Избранное. Стихотворения // Московский рабочий. http://militera.lib.ru/poetry/russian/okudzhava/01.html (09/07/2018).

Саженина, Е. (2014): Лирическая событийность в поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Вестник Томского государственного университета. 385, 2014. 42-49. https://cyberleninka.ru/article/v/liricheskaya-sobytiynost-v-poeme-n-a-nekrasova-komu-na-rusi-zhit-horosho (09/07/2018).

Фанайлова, Е. (2014): Поэзия Майдана // Радио «Свобода». http://www.europalibera.org/a/25387539.html (09/07/2018).

Херсонский, Б. (2017): Тоталитаризм в Украине? Чего нет, того нет // ЛIГАБiзнесIн-форм. http://www.liga.net/opinion/317689_totalitarizm-v-ukraine-chego-net-togo-net.htm (09/07/2018).

Шелухин, В. (2013): Більше не поезія // ЛітАкцент. http://litakcent.com/2013/12/13/bilshe-ne-poezija/ (09/07/2018). ← 324 | 325 →


1 По просьбе автора в статье сохранен предлог «в» в сочетании с хоронимом «Украина». Прим. ред.

2 Корман (1986).

3 Бройтман (1999).

4 Deutsche Welle: „Wo Dichter wie Stars gefeiert werden“ (http://www.meridiancz.com/de/dw-wo-dichter-wie-stars-gefeiert-werden/, 09/07/2018). Перевод с немецкого и украинского здесь и далее мой. А.Г.

5 Там же.

6 Там же.

7 Шелухин (2013).

8 Там же.

9 Там же.

10  Амелин и др. (2002).

11  Гетьманець (2003).

12  Там же.

13  Абдуллаев (2010).

14  См. подробнее: Саженина (2014).

15  См.: Гасанов (2011).

16  См.: Саженина (2014).

17  См.: Ермакова (2012).

18  См. подробнее: Фанайлова (2014).

19  Амелин и др. (2002).

20  Херсонский, Б. «Все любят войну, в которой почти никто не погиб»; запись в Facebook от 19/03/2014 (https://www.facebook.com/borkhers/posts/762650133769815, 09/07/2018).

21  Жадан (2016, с. 12-13).

22  См. об этом: Кузьмин (2007).

23  «Перемены на Восточном фронте: интервью СТАНа немецкой прессе»: http://tisk.org.ua/?p=19806 (09/07/2018).

24  См.: Мельничук / Хорошков (2016).

25  Жадан (2015, с. 10-13).

26  Коцарев (2014).

27  Жадан (2015, с. 10).

28  Перевод стихотворения здесь и далее – Е. Муляровой, запись в LiveJournal от 08/02/2015: http://kat-bilbo.livejournal.com/1516494.html (26/07/2018). Орфография и пунктуация сохранены. Прим. ред.

29  См. подробнее: Корман (1986).

30  Жадан (2015, с. 10).

31  Там же.

32  Книга пророка Иеремии (Иер. 12: 9): https://www.bible-center.ru/ru/bibletext/synnew_ru/jer/12:9 (09/07/2018).

33  Жадан (2015, с. 13).

34  Там же.

35  Владыченко (2014).

36  Там же.

37  Жадан (2015, с. 13).

38  Бильченко, Е. «Кто я?»; запись в Facebook от 21/02/2014 (https://www.facebook.com/yevzhik/posts/633031300065317, 09/07/2018).

39  Там же.

40  Там же.

41  Там же.

42  См.: Цензор.НЕТ. «Снайпер стрелял в безоружных граждан: в шею ранена молодая медсестра-волонтер» от 22/02/2014 (http://censor.net.ua/p271739, 09/07/2018).

43  Байдалова (2015, с. 66).

44  Бильченко, Е. «Кто я?»; запись в Facebook от 21/02/2014 (https://www.facebook.com/yevzhik/posts/633031300065317, 09/07/2018).

45  Деменок (2015).

46  По данным страницы Б. Херсонского на Facebook (https://www.facebook.com/borkhers?fref=nf, 09/07/2018).

47  Бильченко (2017).

48  Херсонский (2017).

49  По данным страницы Б. Херсонского на Facebook (https://www.facebook.com/borkhers?fref=nf, 09/07/2018).

50  Окуджава (1989).

51  Цит. по: Херсонский, Б. «Все любят войну, в которой почти никто не погиб»; запись в Facebook от 19/03/2014 (https://www.facebook.com/borkhers/posts/762650133769815, 09/07/2018).

52  Житенев (2011).

53  Херсонский, Б. «Минута ненависти»; запись в Facebook от 30/07/2018 (https://www.facebook.com/borkhers/posts/762650133769815, 09/07/2018).

54  Херсонский, Б. «Начало войны»; запись в Facebook от 22/07/2018 (https://www.facebook.com/borkhers/posts/762650133769815, 09/07/2018).

55  См., к примеру, стихотворение А.С. Пушкина «Поэт и толпа».