Show Less
Restricted access

Границы, пороги, лиминальность и субъективность в современной поэзии

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Friedrich

В современной литературе обостряется осознание границ, пограничных пространств, переходов, а также их трансформативности. Наряду с понятиями границы и порога, выступающими в первую очередь в качестве пространственных и временных маркеров, свою функциональность для исследования современной поэзии подтверждает и термин лиминальность, первоначально отсылающий к работам А. ван Геннепа и В. Тёрнера. Демонстрируя плюрализм современных поэтик, а также форм реализации поэтического субъекта, данный сборник открывает широкую перспективу исследования проблемы лиминальности. Среди ее аспектов – лиминальная сущность поэтического субъекта, формируемая в ситуации преодоления различных (пространственных, временных, экзистенциальных и проч.) границ; лиминальная природа самой поэзии, а также медийных и (транс-)жанровых комбинаций, порождающих новых многомерных субъектов; наконец, лиминальность как аспект формирования разнообразных поэтических инстанций (в том числе и субъективности), как феномен смыслового балансирования, одновременного преодоления и утверждения границ

Show Summary Details
Restricted access

Полиметрия и гетероморфность как лиминальные формы русского стиха конца ХХ – начала XXI вв.

Полиметрия и гетероморфность как лиминальные формы русского стиха конца ХХ – начала XXI вв.

Extract

Юрий Орлицкий

Abstract

The classical Russian verse, regardless of belonging to a particular form of versification (syllabic, accentual-syllabic, tonic, vers libre, rajeshnik, logaoedic verses, and hexameter), has traditionally always been homomorphic in nature, that is, rhythmically uniform throughout the entire work, from beginning to end. Correspondingly, the boundaries within the text are practically impossible in the classical verse as it is homogeneous and consistent from the point of view of its rhythmic nature.

The only regular exception is polymetry, that is, a combination of several fragments of different nature within a single text (most often a poem or cycle).

The verse of many works of modern poetry undergo a distinct influence of the principle of heteromorphism at different levels of structure, although it cannot be called heteromorphic in the full sense of the word; as a rule, they encounter an incomplete set of the variables listed above; the rest are stable and safe.

If all the traditional types of Russian verse can be represented as special cases (more ordered forms) of more free types (accentual-syllabic – accentual verse, accentual verse – tectonic, accentual verse – verse libre etc.), then there is no place for heteromorphic verse in this construction: it is not a variant of any of the traditional systems of verse, but it is rather an independent type that lies beyond the traditional paradigm, although it is related to it in the most direct way.

Классический русский стих, вне зависимости от принадлежности к конкретной системе версификации (силлабика, силлаботоника, тоника, верлибр, раешник, логаэд, гексаметр) традиционно всегда был гомоморфен по своей природе, то есть ритмически единообразен на протяжении всего произведения, от начала до конца. Это означает, что практически по любому более или менее протяженному фрагменту текста, произвольно выбранному из него, можно однозначно определить тип стиха и его размер, строфику, тип рифмовки и т.д. Соответственно, в классическом стихе границы внутри текста практически невозможны, он однороден и с точки зрения его ритмической природы – един.

Единственное регулярное исключение – полиметрия, то есть объединение в рамках одного текста (чаще всего – поэмы или цикла) нескольких фрагментов разной природы; в поэмах и больших стихотворениях это обычно вставные, чаще всего персонажные, отрывки, в циклах – отдельные стихотворения, написанные разными размерами или типами стиха. Как правило, при переходе границ разных типов в полиметрии происходит и смена субъекта повествования: хрестоматийный при←113 | 114→мер – вставная песня девушек в «Евгении Онегине», написанная от лица этого коллективного героя хореем, в то время как основной текст от лица автора выполнен ямбом.

Характерно, что полиметрия, существовавшая в русской поэзии начиная с XVIII...

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.