Show Less
Restricted access

Границы, пороги, лиминальность и субъективность в современной поэзии

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Friedrich

В современной литературе обостряется осознание границ, пограничных пространств, переходов, а также их трансформативности. Наряду с понятиями границы и порога, выступающими в первую очередь в качестве пространственных и временных маркеров, свою функциональность для исследования современной поэзии подтверждает и термин лиминальность, первоначально отсылающий к работам А. ван Геннепа и В. Тёрнера. Демонстрируя плюрализм современных поэтик, а также форм реализации поэтического субъекта, данный сборник открывает широкую перспективу исследования проблемы лиминальности. Среди ее аспектов – лиминальная сущность поэтического субъекта, формируемая в ситуации преодоления различных (пространственных, временных, экзистенциальных и проч.) границ; лиминальная природа самой поэзии, а также медийных и (транс-)жанровых комбинаций, порождающих новых многомерных субъектов; наконец, лиминальность как аспект формирования разнообразных поэтических инстанций (в том числе и субъективности), как феномен смыслового балансирования, одновременного преодоления и утверждения границ

Show Summary Details
Restricted access

Лиминальность и итальянские мотивы в позднем творчестве Елены Шварц

Лиминальность и итальянские мотивы в позднем творчестве Елены Шварц

Extract

Марко Саббатини

Abstract

This paper explores the trope of liminality in Elena Shvarts’s poetic language. During the latter years of her life and literary work, Italian motifs became a central part of E. Shvarts’s conception of both poetic and cosmological models. Since 2000, she has visited Italy several times. Elena Shvarts traveled to Rome, Venice, Florence, Pisa, Bologna, the Marche Region, Trentino-South Tyrol and she enjoyed Italy’s beautiful sights with their complex and contradictory reality. In her Italian diaries and Italian poems Elena Shvarts underlines that she felt close to a different, particular sphere of experience, in a second homeland, where she is fascinated by the great and mystical beauty of the surrounding space and symbols, but at the same time she looks terrified, she is scared for her life.

In this definite biographical context, the liminality in Elena Shvarts’s poems can be understood as the ontological condition of being caught between two opposing realities, in other words between physical and metaphysical universe, between life and death.

The most significant metaphors of liminality between life and death appear throughout her last Italian poems, such as “Aqua alta”, or “L’Esprit de Venice”. The aim of this paper is to examine and to put in evidence the main rhetorical and thematic patterns in the poetic representation of liminality in the later Italian works of Elena Shvarts.

В данной статье приводятся некоторые примеры итальянских мотивов в произведениях Елены Шварц (1948–2010) с целью анализа тех поэтических описаний и метафор, где лиминальность характеризует творчество петербургской поэтессы между реальностью и мифом, сном и явью, на грани жизни и смерти. Широко известно, что существует довольно обширная литература о русском поэтическом изображении Италии ХХ века и о мифологизации итальянской культуры в целом. Образы и обороты, заимствованные из итальянской литературы и культуры или построенные по образцу итальянской речи, появились в русской поэзии уже в конце XVII века и использовались в рамках различных литературных течений и жанров вплоть до современной эпохи.1

Мифология Италии возникла в поэзии Е. Шварц задолго до непосредственных впечатлений поэтессы от этого культурного и символического пространства. Уже в раннем творчестве видны следы итальянских лейтмотивов. По высказыванию Ольги Мартыновой,

Елена Шварц выбрала Италию как второй дом задолго до того, как она физически попала в Италию.2

Одной из ключевых пространственных моделей в ее творчестве является образ Венеции, особенно в стихах «Дева верхом на Венеции и я у нее на плече…» (1979). Судьба этого текста связана с символическим объектом в жизни поэтессы. Дома у Елены Шварц висела старинная карта Венеции, а на ней сверху была изображена эта дева на Венеции мокром тритоне.3

Для того и явилась она на свете –

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.