Show Less
Restricted access

Границы, пороги, лиминальность и субъективность в современной поэзии

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Friedrich

В современной литературе обостряется осознание границ, пограничных пространств, переходов, а также их трансформативности. Наряду с понятиями границы и порога, выступающими в первую очередь в качестве пространственных и временных маркеров, свою функциональность для исследования современной поэзии подтверждает и термин лиминальность, первоначально отсылающий к работам А. ван Геннепа и В. Тёрнера. Демонстрируя плюрализм современных поэтик, а также форм реализации поэтического субъекта, данный сборник открывает широкую перспективу исследования проблемы лиминальности. Среди ее аспектов – лиминальная сущность поэтического субъекта, формируемая в ситуации преодоления различных (пространственных, временных, экзистенциальных и проч.) границ; лиминальная природа самой поэзии, а также медийных и (транс-)жанровых комбинаций, порождающих новых многомерных субъектов; наконец, лиминальность как аспект формирования разнообразных поэтических инстанций (в том числе и субъективности), как феномен смыслового балансирования, одновременного преодоления и утверждения границ

Show Summary Details
Restricted access

Лиминальный субъект и язык переживания в прозе Николая Кононова

Лиминальный субъект и язык переживания в прозе Николая Кононова

Extract

Александр Житенев

Abstract

Die russische Literatur um die Jahrtausendwende ist durch einen besonderen Bezug auf den Körper, auf sensorische Codes und auf die Sprache der Emotionen gekennzeichnet. Einer der wichtigsten Schriftsteller, der im Bereich der „phänomenologischen“ Detaillierung von Erlebnissen arbeitet, ist Nikolaj Kononov. Erfahrungen, die der Schriftsteller macht, sind dabei mit der Situation der Störung der existenziellen Balance verbunden. Liminalität entfaltet sich hier an der Obergrenze des Erlebnisses, welche dem Subjekt neue Aspekte des Daseins eröffnet.

Der Bezug auf die „extremsten“ Gefühle korreliert mit einem Interesse, das zu erfassen, was sich den Definitionen entzieht und von der Zensur des gesunden Menschenverstands abgelehnt wird. Im Fokus auf Herzlichkeit ergeben sich „verstiegene“ und „seltsame“ Gefühle, „emotionales Chaos“. Die Ausprägung der Emotionen und sinnlicher Erlebnisse tritt als Bedingung für die Selbsterkenntnis auf. Kononov erforscht im Detail das Erlebnis „der Leidenschaft“, indem er ein „Psychowörterbuch“ für Grenzerlebnisse schafft.

Es lassen sich drei grundlegende Typen der liminalen Fabel in der Prosa Kononovs bestimmen: die Fabel der Leidenschaft, die Fabel der Abstoßung und die Fabel des Suizids. Jede dieser Varianten erlaubt es, einen bestimmten Aspekt des Aufenthalts an der „Grenze“ besser zu charakterisieren: die Struktur des liminalen Subjektes, die Bedingungen der Entstehung der Grenzsituation sowie die Typologie der „Grenz“-Erlebnisse.

Литература рубежа XX–XXI веков отличается подчеркнутым вниманием к «психологизированному» телу, к сенсорным кодам и языку эмоций. Лиминальный опыт, помещающий субъекта вне привычных понятийных схем, оказывается в этом контексте наиболее интригующим объектом анализа.

Одним из наиболее важных для современной русской литературы авторов, работающих в области «феноменологической» детализации эмоционального и чувственного опыта, является Николай Кононов. Его текстом управляет механизм эпифании, внезапного расширения и переустройства сенситивного опыта. Невозможность состояться без чувственных откровений – одна из важнейших идей кононовского творчества.

Опыт, который привлекает Кононова-прозаика и Кононова-поэта, связан с ситуацией нарушения экзистенциального баланса, с попаданием в область влекущего, ужасающего, отвратительного. Лиминальность бытия раскрывается здесь в предельности переживания, которая открывает субъекту и новые грани жизни, и скрытые стороны его самого. Артикуляция эмоций и чувственных переживаний выступает условием самопознания и самореализации.

В автометаописательном дискурсе писателя полнота бытия и эстетическая выразительность обусловливают друг друга:

Существование – это выразительность, в сполохах алчбы, ревности, смирения, мести, желания, безразличия или экстаза.1

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.