Show Less
Restricted access

Границы, пороги, лиминальность и субъективность в современной поэзии

Series:

Edited By Henrieke Stahl and Ekaterina Friedrich

В современной литературе обостряется осознание границ, пограничных пространств, переходов, а также их трансформативности. Наряду с понятиями границы и порога, выступающими в первую очередь в качестве пространственных и временных маркеров, свою функциональность для исследования современной поэзии подтверждает и термин лиминальность, первоначально отсылающий к работам А. ван Геннепа и В. Тёрнера. Демонстрируя плюрализм современных поэтик, а также форм реализации поэтического субъекта, данный сборник открывает широкую перспективу исследования проблемы лиминальности. Среди ее аспектов – лиминальная сущность поэтического субъекта, формируемая в ситуации преодоления различных (пространственных, временных, экзистенциальных и проч.) границ; лиминальная природа самой поэзии, а также медийных и (транс-)жанровых комбинаций, порождающих новых многомерных субъектов; наконец, лиминальность как аспект формирования разнообразных поэтических инстанций (в том числе и субъективности), как феномен смыслового балансирования, одновременного преодоления и утверждения границ

Show Summary Details
Restricted access

Поэтика познания: дефиниции и логика предикатов в поэзии А. Сен-Сенькова

Поэтика познания: дефиниции и логика предикатов в поэзии А. Сен-Сенькова

Extract

Екатерина Фридрихс

Abstract

Die Poetik vor allem der früheren (aus den 90er Jahren des vorigen Jahrhunderts) Gedichtbände des russischen Dichters Andrej Sen-Sen’kov ist dadurch gekennzeichnet, dass die vorwiegenden Miniaturgedichte ihrer Struktur nach autonome metaphorische und metonymische Definitionen darstellen, die dann auch Mikrozyklen bilden. Im Aufsatz werden semantische und syntaktische Besonderheiten dieser Definitionsstrukturen sowie die besondere Position des Subjekts in den jeweiligen poetischen Texten untersucht. Sen-Senkovs Definitionsstrukturen und die Spezifik seines metaphorischen Verfahrens werden auch mit Gedichten des österreichischen Dichter Raoul Schrott aus den 90ern verglichen.

Die Mehrheit der poetischen „Definitionen“ gestaltet ein Rhizom, eine eigenartige Enzyklopädie einer „möglichen“ Welt, in der allerdings keine allbekannten Klassifikationsund Taxonomieregeln zur Geltung kommen: Die „Entdeckung“ eines Gegenstandes als Fragment der „möglichen“ Welt geschieht zufällig, er ist nicht anhand vorgegebener strenger Koordinaten auffindbar. Dieses poetische Verfahren stellt einen spezifischen Erkenntnismodus dar, zu dessen Medium das Schreiben wird, welches übliche Erkenntnismethoden relativiert und sie zu eigenen Instrumenten macht: von optischen Fehlern als Möglichkeiten des Eintritts in „alternative“ Welten bis zur Algebra poetischer Gestalten und Geometrie jeweiliger Strukturen. Dies ist eine Erkenntnis des Nicht-Konventionellen und Kaum-Verifizierbaren.

Поэтику А. Сен-Сенькова, по-видимому, продуктивно рассматривать с позиции поэтической феноменологии как специфический способ «возвращения к вещам»: так, один из многочисленных эпиграфов к микроциклам1 внутри интересующего нас сборника «Деревце на склоне слезы» (1995)2 принадлежит Э. Гуссерлю:

В одном и том же сознании об одном и том же предмете в одно и то же время может быть множество противоположных мнений, и все они истинны.

Э. Гуссерль.

«Возвращение к вещам» у А. Сен-Сенькова становится возможным благодаря особого рода интенсификации процессов метафоризации и метонимизации, смещающих акценты с моделирования «возможных ми←379 | 380→ров»3 с совокупностью более или менее тесных связей их образных компонентов на эвристическую значимость отдельной метафоры – уникальное автономное «открытие» предмета как самоценного фрагмента «возможного мира», ср. с высказыванием М. Маурицио, исследователя творчества А. Сен-Сенькова:

Многогранная и многомерная […] репрезентация описываемого объекта раскрывает неожиданное обаяние повседневности. Такие маленькие композиции представляют собой щелочки, через которые можно узреть суть самого объекта и, если шире, окружающей реальности, постоянно меняющейся, трансформирующейся.4

Для иллюстрации первого упомянутого нами поэтического феномена (моделирования «возможного мира») обратимся к более позднему тексту, вошедшему в сборник «Тайная жизнь игрушечного пианино» (1997):

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.