Show Less
Restricted access

Креативный потенциал языка современной русской поэзии

Series:

Natalia Fateeva

В монографии демонстрируется возможность изучать современный поэтический язык не только с точки зрения эстетической функции, но и креативной, воздействие которой предполагает создание новых форм и неожиданных сочетаний при передаче разнообразной текстовой информации. Для исследования выбран поуровневый метод описания. На иллюстративных примерах показывается, как креативность проявляет себя на разных уровнях организации текста: фонетико-орфографическом, словообразовательном, лексико-семантическом, грамматическом – и как уровни взаимодействуют друг с другом. На уровне же целого текста важными параметрами становятся субъектная организация и взаимодействие текста с другими текстами.

Show Summary Details
Restricted access

Введение

Extract

В современной лингвистике все больше работ посвящается языку современной поэзии. Рассматриваются его особенности в контексте истории языка2, изучаются активные процессы, происходящие в нем3, его конвергенция с языком философии4, проводятся поэтические эксперименты5.

Новизна нашего исследования состоит в том, что в нем с учетом взаимодействия уровней языка и с привлечением большого корпуса современных поэтических текстов (конца ХХ — начала XXI в.) выявляются те языковые структуры и ресурсы, которые делают возможным расширение сферы креативности в языке и определяют динамику его инноваций, то есть мы предлагаем изучение языка современной поэзии в аспекте языковой креативности — творческого и когнитивного потенциала, заложенного в языковых единицах, категориях и способах их репрезентации в целостном тексте. Такое понимание языковой креативности (лингвокреативности) связано с выделением, наряду с поэтической или эстетической функцией языка, креативной или творческой функции, воздействие которой предполагает выход за рамки установившихся норм и традиций, отклонение от аналогии, создание новых форм и неожиданных сочетаний при передаче разнообразной текстовой информации.

Разработка темы лингвокреативности велась с установкой на работы В.В. Виноградова, в которых художественная речь, репрезентируемая в личностных формах, представлена как основная сфера индивидуальноречевого творчества6, а также с учетом идеи Р. Якобсона о том, что творчество в языке связано с нарушением и преодолением конвенции системы7. Методологически значимым для нашего исследования является и вывод Г.О. Винокура о том, что поэзия всегда связана с созданием языковых средств, которые «не даны непосредственно наличной традицией и вводятся как нечто совершенно новое в общий запас возможностей языкового выражения»8.

Данный подход к изучению языковых фактов укладывается в рамки креаторики как составной части проективной лингвистики в понимании ←7 | 8→М. Н. Эпштейна. Задачей проективной лингвистики М.Н. Эпштейн9 считает пополнение языковой системы и ее творческую перестройку:

Описывая систему языка, проективная лингвистика обнаруживает в ней лакуны и динамические точки роста — и вместе с тем заполняет эти лакуны, демонстрирует возможность новых лексических и грамматических конструкций, которые в более полной мере реализуют системный потенциал языка.

Нами учитывались также результаты, полученные при исследовании других сфер языка (разговорной речи, детской речи, публицистики, медийного и рекламного дискурсов)10. Для нашего исследования важными являются и работы по выявлению когнитивных механизмов креативности, лежащих в основе появления новых языковых единиц11. Проблемы восприятия неконвенциональных единиц с точки зрения когнитивного анализа обсуждаются в работе12.

Особенностью изучения проявлений языковой креативности в нашей работе является то, что при их анализе учитывается фактор стихотворной организации текста, которая обусловливает появление упорядоченностей, не имеющихся в системе естественного языка (вертикальный контекст, стихотворный размер, рифма, звуковая организация, структурный параллелизм). Это позволяет исследовать условия существования элементов поэтического текста, при которых возможности языковой системы проявляют себя наиболее полно.

Еще одна особенность нашего исследования состоит в том, что обновление языковых средств в поэзии связано с каждым новым поэтическим поколением. С этой точки зрения активные процессы, происходящие в сфере языковой креативности, изучаются параллельно с происходящими в языке изменениями.

Мы хотим посмотреть на проявления языковой креативности с учетом взаимодействия всех уровней языка и с привлечением большого корпуса современных поэтических текстов (конца ХХ — начала XXI века).

Особое внимание уделяется тем языковым структурам и ресурсам, которые делают возможным расширение сферы креативности в языке и определяют динамику его инноваций. Прежде всего, это словообразование, грамматическая и лексическо-семантическая сферы языка, где языковые инновации связаны с особым, неконвенциональным способом выражения, открывающим новые пути словообразования и смыслообразо←8 | 9→вания. Последнее определяется установкой поэтического языка на мотивированность всех типов девиаций (звуковых, орфографических, словообразовательных, грамматических, лексическо-семантических), поскольку в нем существует презумпция разрешения всех лингвистических аномалий. Девиантность в поэзии почти всегда является осознанным авторским приемом и относится к явлениям метаязыковой рефлексии: все введенные поэтом словообразовательные, грамматические, лексико-семантические и другие трансформации работают на приращение смысла, прежде всего на его эстетическую составляющую, а также на создание новых нетривиальных смыслов. Последнее и определяет креативный характер поэтических девиаций, которые в итоге становятся языковыми инновациями.

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.