Show Less
Restricted access

Russische Kinderliteratur im europäischen Exil der Zwischenkriegszeit

Series:

Nadia Preindl

Als Folge der Oktoberrevolution und der dadurch bewirkten Emigration zahlreicher russischer Intellektueller entwickelte sich in den Zufluchtsländern während der 1920er- und 1930er-Jahre eine erhebliche Produktion an Kinderliteratur. Als Ergebnis extensiver Quellenarbeit in europäischen und amerikanischen Archiven machen die Studien bewusst, welchen Beitrag die russischen Emigranten trotz schwierigster Lebensbedingungen im Bereich des Genres Kinderbuch leisteten. In der Rekonstruktion theoretischer Diskussionen sowie literarischer Thematisierungen von Flucht, Aufwachsen in der Fremde, Erinnerung und Identität zeichnet die Autorin die Spannungsfelder zwischen den Sprachen und Kulturen sowie Traditionsbewahrung und Assimilierung nach. Neben überraschenden Erkenntnissen liefert das Buch durch die systematisierende Zusammenführung von vergessener Literatur einen Beitrag zur Literatur- und Kulturgeschichte Russlands sowie Europas.
Show Summary Details
Restricted access

English Summary

Extract

Александр Яблоновский: «Приключения Миши Шишмарёва»

В повести, вышедшего в свет на страницах парижского детского журнала «Зеленая палочка» (1920–1921, № 1–8), Александр Яблоновский затрагивает проблему утраты детства вследствие войны и бегства. В ней рассказывается о судьбе мальчика, родившегося в семье эмигрантов и оказавшегося в разгар Гражданской войны вместе со своей матерью на борту английского судна, эвакуирующего беженцев из Одессы в Египет. Автор повести описывает эмоциональное состояние Миши, его впечатления и опыт, полученный на борту английского парохода. Во время бегства из России, он знакомится с другими детьми русских беженцев и впервые сталкивается с людьми иностранного происхождения.

Яблоновский обращается к судьбе ребёнка из семьи эмигрантов, ставшего жертвой исторических катаклизмов, и описывает состояние русских эмигрантов начала 1920-х гг.. К тому времени, когда автор и читатель в полной мере прочувствовали суровую действительность Гражданской войны и бегства из страны, Яблоновский воссоздаёт неприукрашенную картину бегства глазами ребёнка и помогает детскому читателю задуматься и проанализировать гнетущие события. «Неприятная» картина, откровенно изображённая Яблоновским, – это не эвфемистический художественный мир, а настойчивое обращение к потребностям детей, которая воссоздаёт неприукрашенную и свободную от иллюзий историческую реальность и выводит на передний план взгляд и чувства ребёнка-беженца. Повесть Яблоновского характеризуется интенсивностью повествования и близостью к детскому читателю, что проявляется на лингвистическом уровне, а именно в частом использовании внутренних монологов и несобственно-прямой речи. Неоднократная смена типа повествования, выражающаяся в переходе от инфантильного восприятия событий к их описательно-повествовательному изображению от третьего лица, позволяет автору правдоподобно изобразить обстановку на борту корабля. Таким образом повышал степень самоидентификации читателя с происходящим. ← 200 | 201 →

Яблоновский наделяет протагониста своей повести характерными для мира эмигрантов чертами, что позволяет литературно изобразить опыт, полученный ребенком-эмигрантом, принадлежащим данному миру, и раскрыть связанные с ним темы. Этот ребенок обладает ярко выраженными индивидуалистическими чертами, и его исключительный опыт, война и бегство являются центральными составляющими мира его детских мыслей и чувств. В герое Яблоновского проявляются черты и манера поведения, схожие в чертами и поведением, присущими взрослым, что обусловлено выпавшими на его долю испытаниями. В тексте это можно проследить благодаря тому, что Яблоновский наделяет мир ребенка и взрослого сходными чертами, что производит на читателя шокирующий эффект и наглядно раскрывает тему потери детства. Автор повести также затрагивает «неудобные» темы, описывая болезненные переживания и чувства, связанные с войной, бегством, скорбью, разлукой, потерей детства, не выставляя при этом своего протагониста жертвой, а разъясняя маленькому читателю сложившуюся ситуацию.

Кроме того, автор поднимает вопросы о культурной несхожести, об утешении и сострадании, а также гуманности, которая противопоставляется нечеловеческим условиям, сложившимся вследствие войны и бегства. Чувство печали и ощущение потери преподносятся порой как что-то необычное и новое, что позволяет помочь маленькому читателю с его детским любопытством лучше понять их. Таким образом, Яблоновскому удается не только разъяснить детям сложившуюся ситуацию, но и придать отдельным отрицательным событиям положительную коннотацию. К примеру, первая встреча ребенка с иностранцами на переполненной палубе корабля с беженцами способствует расширению его горизонта новыми знаниями и опытом, а также, благодаря отъединению себя от других, позволяет ему осознать собственную идентичность. Не упрощая и не сглаживая острые углы, Яблоновский поднимает ряд серьёзных вопросов, которые, в том числе благодаря открытому финалу, побуждают ребёнка к осмыслению прочитанного. Таким образом, его текст способствует пониманию того мира, в котором оказалось множество детей русских эмигрантов вследствие, все ещё отзывающегося болью, бегства из России. В то же время, сталкивая протагониста повести с людьми чуждого ему происхождения, автор способствует развитию восприимчивости к культурному многообразию и расширяет перспективу восприятия своих читателей-детей эмигрантов. ← 201 | 202 →

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.