Show Less

Порядок «xaoca» – «xaoc» порядка- L’ordre du chaos – le chaos de l’ordre

Сборник статей в честь Леонида Геллера- Hommages à Leonid Heller

Series:

Edited By Andrei Dobritsyn and Ekaterina Velmezova

Порядок и хаос видит ученый в исследуемом материале и в истории своей дисциплины. Порядок порою оказывается иллюзорным, а хаос – плодотворным и стимулирующим. Тематическая и методологическая «анархичность» данного сборника соответству ет открытой творческой личности Леонида Геллера. Статьи, представлен ные в книге, затрагивают историю русской и польской литературы, поэтику, теорию поэтическог о языка и теорию литературы, вопросы теории и истории кино. Читатель найдет здесь работы о «Риме» Гоголя и «Лолите» Набокова, о киноавангар де, о стихах Пушкина и Бродского, о прозе Гайдара и Каверина, о похвальной речи Эйлеру и о проделках Тиля

Prices

Show Summary Details
Restricted access

69

Extract

Карнавал: между Хаосом и Золотым веком (к постановке проблемы) НАТАЛЬЯ БОЯРСКАЯ В данной статье обсуждается идея возвращения к Золотому веку и / или к Хаосу как ключевая идея римских сатурналий и средне- векового карнавала в работах Р. Генона (1886-1951), Р. Кайуа (1913- 1978) и М. Бахтина (1895-1975). Несмотря на неожиданность появления в данном контексте Рене Генона, выбор имен не был случайным. В последнее время в лите- ратуре о карнавале и праздничной культуре все чаще встречаются ссылки1 на его статью «О смысле “карнавальных” праздников» (1945). У нас нет никаких сведений о том, знал ли Бахтин работы Генона и интересовался ли он оккультизмом и эзотеризмом. Как бы то ни было, текст его будущей книги о Рабле был почти полностью написан с 1938 по 1940 год в виде диссертации Франсуа Рабле в истории реализма. Генон и Кайуа, напротив, были хорошо знакомы со взглядами друга друга. В частности, Генон был одним из немногих, кто отреа- гировал в печати на появление кружка Collège de Sociologie (1937- 1939), который Кайуа организовал совместно с Батаем и Лейрисом2. Зимой 1939-1940 года Кайуа публикует отдельно главу «Теория праздника»3 из своей книги Человек и сакральное (L’Homme et le sacré) (1939), на которую Генон сначала напишет коротенькую рецен- зию4 и к которой пять лет спустя вернется в уже упоминавшейся выше статье 1945 года. В недавней статье С. Зенкина выдвинуты аргументы против пред- положения Н. Григорьевой (Григорьева 2008, стр. 113-144) о том, 1 См., напр., Котлярчук 1998. 2 О взаимоотношениях членов кружка с Геноном см. Accart 2005, p. 376-379. 3 Глава называлась «Le sacré de transgression: Théorie de la fête». 4 Она была опубликована в журнале Etudes Traditionnelles (1940, avril). Наталья Боярская 70 что Бахтин мог быть знаком с «Теорией праздника» Кайуа5. Поэтому единственное, о чем в данном случае можно говорить уверенно, – это об одновременном интересе Бахтина, Кайуа и Генона к теме праздничной культуры и прежде всего к карнавалу. В свете антропологии и социологии культуры По мнению Д. Олье, «Теория праздника» «как никакая другая статья является показательной для Коллежа» (Олье 2004, стр. 420). Здесь Кайуа показывает, как в стихии праздника вырабатывается сакраль- ное, та самая сила, которой недостает современному обществу. Об этом Кайуа пишет в статье «Зимний ветер» («Le vent d’hiver», 1938) – одном из трех манифестов Collège de Sociologie. Теория праздника Кайуа базируется на внешней стороне празд- ника, который «обладает одними и теми чертами независимо от уровня цивилизации» (Кайуа 2004, стр. 421), будь то обряд иници- ации у папуасов, китайский праздник зимы или современный кар- навал6. Праздник актуализирует «изначальную эру великого творения» [Urzeit] (там же, стр. 426), о которой мы можем судить по мифам. Ссылаясь на Леви-Брюля и других антропологов, пытающихся вы- членить из «Великого мифологического времени» (там же, стр. 427) первобытный аспект, Кайуа приводит общее для разных племен 5 С. Зенкин (2009, стр. 332) отвергает предположение о том, что Бахтин мог иметь возможность ознакомиться со статьей Кайуа в Ленинской библиотеке по журналу Nouvelle Revue Française (1939, décembre; 1940, janvier). Под- тверждением его версии должно служитъ то обстоятелъство, что имя Кайуа отсутствует в «Списке литературы, цитируемой или упоминаемой (в ссыл- ках или аллюзиях) в диссертационной работе» (1946) (Бахтин 1996-…, т. 4[1], стр. 507-516). Однако насколько можно доверять этому документу, если в нем не значатся имена, скажем, Фрэзера и Фрейденберг, на «мону- ментальные» труды которых Бахтин ссылается во введении, написанном к изданию Творчества Франсуа Рабле и народной культуры средневековья и Ренессанса 1965 года (Бахтин 1990, стр. 63)? 6 Настоящее содержание праздника – его соотношение с жертвоприноше- нием – в данной работе остается не раскрытым (Кайуа 2004, стр. 421). Карнавал: между Хаосом и Золотым веком 71 представление о «первозданном хаосе» как об «идеальном месте для метаморфоз и чудес» (Caillois 1950, p. 136)7. Мифологическое время, по сути не отличимое от первобытного, «есть исток другого времени, и оно постоянно рождается в нем, производя все то, что выглядит озадачивающим и необъяснимым» (Кайуа 2004, стр. 428). Мифологическое время «фундаментально двойственно» и «пред- ставляется в двух противоположных аспектах: Хаоса и Золотого века» (Caillois 1950, p. 138). Золотой век – это детство человечества и земной рай, счастливое «царство Сатурна, или Кроноса», но вместе с тем, время, когда совершались человеческие жертвоприношения в честь бога Сатурна, а «Кронос пожирал своих детей» (Кайуа 2004, стр. 429): Самопроизвольное плодородие земли невозможно без оборотной стороны. Первобытная эпоха предстает также временем буйных и беспорядочных творений, ужасных, чудовищных исчадий (там же). Кайуа отмечает два бытующих представления о первобытном и ми- фологическом времени: одно из них смешивает Хаос с Золотым ве- ком, а другое их разделяет как последовательно чередующиеся. Во втором случае мы имеем дело с некой «противоречивой мифоло- гией» (там же). Для Кайуа же Хаос и Золотой век – «два лика одной и той же воображаемой реальности [...] мира без правил» (там же). Этому мифологическому миру, миру мечты и сна, Золотому веку противостоит мир порядка, нынешний, исторический, реальный мир. В описанном «пространстве-времени мифа» (Caillois 1950, p. 142) и проистекает праздник. Он должен «актуализировать и осовре- менить мифическое прошлое, чтобы мир вышел из него обновлен- ным»8 (там же, стр. 435). Характерные для праздничного времени сексуальные излишества и злоупотребления в еде, разгул и буйство – не просто «разгрузоч- ные действия», а действия ритуального характера (там же, стр. 424). Кайуа пытается продемонстрировать, что за каждым нарушением 7 Ссылка на текст оригинала здесь и далее в тех случаях, когда перевод «Теории праздника» в книге Д. Олье кажется не совсем удачным. 8 «Праздник – это обретенный и заново перестроенный Хаос» (Кайуа 2004, стр. 434). ;4 'ˆ ‚ ,€' ,\=€‚\ + (, +$ )'‚ ,+- ] '\ «) +% ‚' ‚ ,'. ] % ') [ +X ) ' '\ #(‚ ), ) X\ &» #) [ '%- \[) X,$ ,\ %'] ' «‚ ‚‚ , ) %' \ )( X \ # » ('# $, '. 445) +€'\ + =. X , +$ '(‚ ‚% #\ '‚ # ‚ ‚(, X- '\' ')X' 30-[ 9. ')Xˆ X> . ) ]) ‚, \€ ‚ '[ X€ \ )->» ('# $): ,€', +ˆ, ([ ' %= '%+ )' ' X> ('# $)10. = `* @ { { 7 +%' % ')%= #%' ) ' ' X ]'([ + (=), )'(# )- #)‚ ' ]' ''' ): '‚, ",\(‚, X(‚ „X(‚. # % \ ' ] – ' ), – %[(‚ +'> ]]' ,', ]' # %- # ' ) ,[ #' '' # >% ', X#%=€#% '%+ ‚ W(. '=€ ‚ [ + + ( -...

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.