Show Less
Restricted access

Across Borders: Essays in 20th Century Russian Literature and Russian-Jewish Cultural Contacts. In Honor of Vladimir Khazan

Series:

Edited By Lazar Fleishman and Fedor B. Poljakov

The volume consists of 27 essays dedicated to Vladimir Khazan, the leading specialist in Russian-Jewish relationship and in the study of 20th century Russian literature. The essays deal with Blok, Bely, Akhmatova, Babel, Jabotinsky, Remizov, and Nabokov. The volume introduces unknown documents and facts that elucidate new aspects of Polish-Russian, German-Russian, Russian-Baltic, and Russian-French literary contacts, reveal unknown details about post-Stalinist Soviet "samizdat" and the story of publication of Pasternak’s "Doctor Zhivago". Among the contributors are such distinguished scholars as Konstantin Azadovsky, Oleg Budnitskii, Stefano Garzonio, Mirja Lecke, Leonid Livak, Magnus Ljunggren, Paolo Mancosu, Piotr Mitzner, Boris Ravdin, and Roman Timenchik

Show Summary Details
Restricted access

Одесское лицо. Комедия «Чужбина» (1907/08) В. Жаботинского

Extract

Одесское лицо Комедия «Чужбина» (1907/08) В. Жаботинского

Mirja Lecke

Ruhr-Universität Bochum





Кишиневский погром 1903-го и революция 1905-го годов пришлись на период расцвета русско-еврейской литературы. События эти ознаменовали диаметрально противоположные тенденции, во многом определившие характер того особого периода в истории Российской империи, когда проблема взаимоотношений доминантной русской культуры с культурами многочисленных других народов, инородцев и иноверцев стала предметом оживленных дискуссий. Эта эпоха стала временем не только тесного межкультурного контакта, но и самого настоящего взаимопроникновения русской и еврейской культур – Владимир Хазан называет такое взаимо-проникновение (вслед за Довидом Кнутом) «особенным русско-еврей-ским воздухом».1 При этом культурно-политический дискурс того времени акцентирует внимание прежде всего на культурных различиях и несоответствиях. Поскольку в восточной Европе нацию традиционно определяют в терминах Гердера, как некую естественную, органическую общность, объединенную единым языком и культурой, именно языковая составляющая культуры (точнее – понимание культуры, как совокупности литературы и языка) и стала лейтмотивом этих дискуссий. Дебаты в первую очередь были сведены к вопросу о том, на каком языке может или должна говорить этническая общность и какова роль русского языка, учитывая, что, с одной стороны, он остается национальным языком великороссов, а с другой – является языком империи, которая использует его как инструмент продвижения собственной ассимиляторской и колониальной политики. В то время как язык и быт определенной группы понимались в этих дискуссиях как единое целое, благодаря чему нация якобы и получала свою индивидуальность (становясь чем-то вроде коллективной личности), риторический прием персонификации позволял создать из амальгамы ←235 | 236→языка, культуры и быта эмоционально заряженный термин «национальное лицо».

Само это понятие можно встретить в откликах на статью Корнея Чуковского «Евреи и русская литература» (1908);2 в свою очередь, Галина Элиасберг освещает дальнейшее развитие этих дебатов в русско-еврейской среде.3 Поиск «национального лица» затронул и драматургию того времени, стимулируя воспроизведение национальных образов на сцене. Элиасберг указывает на негласный приговор в свой собственный адрес, который выносят Чуковский в статье «Евреи и русская литература» (1908) и Жаботинский в текстах, написанных после «чириковского инцидента». Суть этих самообвинений состоит в том, что, сделав выбор в пользу русского языка, авторы тем самым «дезертируют» из языка «более еврейского», а, следовательно, и из еврейской литературы.4 Непосредственный вклад в русскую литературу и культуру евреи так до сих пор якобы и не внесли.5 При этом для Жаботинского ни язык, ни среда не являются решающими факторами для определения национальной принадлежности литературного произведения; определяет ее исключительно авторская перспектива. Решающим фактором становится настроение автора – «для кого он пишет, к кому обращается, чьи духовные запросы имеет в виду»,6 т.е. фактор, который едва ли можно назвать объективным.

Обращаясь к упомянутой выше статье Чуковского, Жаботинский поднимает спор о том, могут ли евреи «правильно» понимать русскую литературу. Необходимым условием для этого автор называет понимание русского быта. В качестве своеобразной лакмусовой бумаги, позволяющей ←236 | 237→определить наличие или отсутствие такого понимания, наиболее часто фигурируют произведения Достоевского.

В прежних своих выступлениях, в частности в статье «О национальном воспитании» (1903), Жаботинский отрицал способность евреев действительно понять русскую литературу.7 Но в работах, написанных в контексте «чириковского инцидента» и статьи Чуковского «O евреях в русской литературе», Жаботинский не столько указывает на неготовность либо неумение инородцев (в особенности евреев) воспринимать русскую литературу, сколько подчеркивает их неумение создавать литературу, которую можно было бы в полной мере назвать высокой. Это мнение в первой половине прошлого века, оставалось, как показал Хазан,8 весьма влиятельным, при том, что сегодня единство, с которым представители самых разных политических групп и течений реагировали на это самобичевание еврейских интеллектуалов, их обособление и вытеснение из мира русской литературы под предлогом непонимания последней, кажется просто невероятным и пугающим. Даже Максим Горький с его легендарным филосемитизмом, в письме к Амфитеатрову от 1910 года не преминул дать еврейским писателям уничижительную характеристику:

В литературе русской они кое-как понимают слова, одни слова, но дух ее – совершенно чужд им. И отсюда такие лозунги, как – долой быт! Это в России! Вводят и ввозят из Европы «последние крики», озорничают, шумят, хулиганят. И в конце концов от всей этой их суеты выигрывают только антисемиты. Факт! И давно бы следовало указать на этот источник антисемитизма.9

You are not authenticated to view the full text of this chapter or article.

This site requires a subscription or purchase to access the full text of books or journals.

Do you have any questions? Contact us.

Or login to access all content.